Посадка ту-124 на неву

Как и большинство подобных историй, начиналось все достаточно банально. Утром 21 августа 1963 года из Таллина в Москву вылетел пассажирский самолет Ту-124. Это был самый обычный штатный рейс, не предвещающий ничего сверхъестественного. Но судьба распорядилась иначе.

Взлеты и посадки

Многие летали на самолетах и знают о традиции аплодировать пилоту, едва авиалайнер коснется земли. Люди, тем или иным образом связанные с авиацией и аэродинамикой, сказали бы: «Рано радуетесь!»

Посадка Ту-124 на Неву

В действительности поднять машину в воздух и приземлить для экипажа – самые трудные и опасные моменты полета. Хлопать стоит, когда самолет не только совершил посадку, но сумел остановиться и заглушить турбины.

Иногда даже самая маленькая плохо закрепленная деталь может спровоцировать крушение воздушного судна и гибель большого числа людей. Именно это и произошло в то августовское утро в эстонском аэропорту Юлемисте.

Поломка на взлетной полосе

Еще на взлетной полосе, набирая высоту, советские летчики поняли, что переднее шасси заклинило. С такой серьезной неисправностью посадить самолет в обычном порядке не представлялось возможным. По всем правилам аэродинамики он просто-напросто опрокинулся бы, едва коснувшись земли задними колесами.

Виновником поломки стал маленький шаровой болт, выпавший из механизма, ответственного за выпуск переднего шасси. То ли это была халатность механиков аэропорта, то ли нелепая случайность, проблема в любом случае существовала.

В прессе этот момент практически не освещался, поскольку нельзя было ставить под сомнение надежность советского авиапрома. Самолеты, сделанные в СССР, априори самые лучшие в мире.

Экипаж проблемного ТУ-124 пытался устранить неполадку собственными силами, прорубив в фюзеляже брешь, но должного результата не достиг.

Пункт назначения – Ленинград

Сообщив о заклинившем шасси диспетчеру, пилоты получили предписание лететь в аэропорт Ленинграда и сажать самолет на аварийную полосу. По сути, она представляет собой огромное поле глубоко вспаханной земли, которая смягчит приземление.

Заправленный под завязку лайнер должен был израсходовать весь запас топлива, прежде чем совершить настолько рискованный маневр. В противном случае вероятность взрыва при посадке была слишком высока.

Посадка Ту-124 на Неву

Экипажу ничего не оставалось, как нарезать круги над Северной столицей, сжигая керосин. Надо отдать должное стюардессам, на долю которых выпало успокаивать взволнованных пассажиров, то и дело задающих вопросы: «Почему мы не садимся?» Как им удавалось сохранять спокойствие, зная, что они находятся на волосок от смерти, одному Богу известно.

Топливо на нуле

В то время как аварийные службы готовились принять неисправный борт, случилось еще одно происшествие. Над самым центром Ленинграда у самолета заглохла сначала одна, а потом и вторая турбина.

Приборы тех лет имели большую погрешность, и летчики попросту перестарались, веря показаниям расходомера топлива. Дело принимало еще более опасный поворот.

В Пулковском аэропорту, узнав шокирующие новости, еще надеялись, что лайнер дотянет до аварийной полосы, планируя над городом. У пилотов такой уверенности не было, поскольку ТУ-124 для таких маневров слишком тяжел и неповоротлив. При отказе двигателей он резко клюнул носом и начал стремительно терять высоту. Счет шел на секунды…

Судьбоносное решение

Виктор Яковлевич Мостовой, летчик с большим стажем, не видел другого выхода, кроме как сажать самолет на Неву. В этом его поддержал и второй пилот, Василий Чеченев, служивший ранее в морской авиации. Его легендарные слова: «Витя, садись на Неву!» — могут встать в один ряд с гагаринским «Поехали!».

Решение было молниеносным, времени на раздумья не было, да и откуда оно возьмется, когда машина с креном в 30° летит на жилые кварталы, теряя и без того малую высоту с каждой последующей секундой.

Аварийная посадка ТУ-124 на Неву

Менее 500 м оставалось до встречи с землей, когда командир экипажа вырулил к месту возможной посадки. Здесь река не делала крутых поворотов и была достаточно широка, чтобы принять такой необычный корабль. Дело происходило над строящимся в те годы мостом Александра Невского.

Посадка Ту-124 на Неву

Пройдя в каких-то 40 метрах над опорами Большеохтинского моста, чудом не зацепив одну из них, самолет неминуемо приближался к воде. Казалось бы, все идет хорошо, насколько это возможно в данной ситуации, но все осложнил проплывавший по Неве буксир.

Ценой нечеловеческих усилий пилотам удалось разминуться с этой преградой. Через мгновение корпус ТУ-124 вспахал мутные невские воды.

Посадка Ту-124 на Неву

Прошло менее 15 секунд от момента остановки винтов до приводнения. Людям, находившимся на борту, показалось, что прошла целая жизнь.

Успешная посадка ТУ-124 на Неву 21 августа 1963 года стала небывалым событием в воздухоплавании. Никто из 45 пассажиров и 7 членов экипажа не пострадал.

Посадки самолетов на воду

Подобные благополучные исходы, такие как аварийная посадка ТУ-124 на Неву, история гражданской авиации может пересчитать по пальцам.

Первый случай датируется 1956 годом, когда Боинг-377, летевший рейсом Гонолулу — Сан-Франциско, сел на воду посреди Тихого океана из-за отказа 2 двигателей. Все 24 пассажира и 7 членов команды выжили и были эвакуированы до того, как лайнер пошел ко дну.

В ноябре 1968 самолет японских авиалиний DC-8, следовавший рейсом Токио – Сан-Франциско, из-за ошибочных показаний высотомера и плохой видимости успешно завершил полет, приводнившись в полукилометре от взлетной полосы. Посадка была настолько мягкой, что все 107 человек, бывших в тот момент на борту, не получили ни царапинки.

История с посадкой Аэробуса-А320 на Гудзон была широко освещена в прессе. Инцидент произошел в 2009 году с пассажирским бортом, выполнявшим плановый полет Нью-Йорк – Сиэтл. Причиной аварийной посадки стала стая диких гусей. Птицы повредили обе турбины, и командир экипажа принял решение садиться на реку. Погибших не было.

Были и другие похожие истории, однако каждая из них заслуживает отдельного подробного повествования.

Первые минуты после «второго рождения»

Вернемся же в 1963 год. Посадка ТУ-124 на Неву была произведена мастерски. Даже бутылки с пивом, которые были на борту и предназначались для буфета, не разбились.

Понятное дело, что люди были взволнованы и шокированы произошедшим. Кто-то плакал, кто-то находился в ступоре, кто-то тайком от всех крестился.

Посадка Ту-124 на Неву

Буксир, в который самолет чуть не врезался, помог оттащить тонущую машину к плотам у берега. По согнутому крылу пассажиры быстро перебрались на сушу. Последним борт, как водится, покинул командир.

Посадка Ту-124 на Неву

Он заметно выделялся среди толпы, которая уже окружила место посадки. Виктор Мостовой казался бодрым и несколько возбужденным, и только его экипаж, отлетавший с ним не один год, видел, как сильно трясутся его руки.

Посадка Ту-124 на Неву

Аварийная посадка ТУ-124 на Неву в 1963 году была вопиющим случаем. Территорию быстро оцепила милиция, на место прибыли сотрудники КГБ, работники аэропорта, скорая помощь. Зевак препроводили за ограждение, на тот момент их собралось уже больше тысячи.

Почему же так тщательно скрывалась посадка на Неву ТУ-124? Фото делать милиция запрещала, а у тех, кому все же удалось запечатлеть столь беспрецедентное событие, люди из органов засвечивали пленки. Ответ прост: в Советском Союзе самолеты не падают!

Судьба самолета, судьба экипажа

К вечеру того же дня многострадальный ТУ-124 затонул. Позже его подняли специальным плавучим краном. Промокший багаж вернули пассажирам.

Виктора Мостового, воздушного аса, спасшего столько жизней, сначала назвали разгильдяем, а потом и вовсе отстранили от полетов, как и весь экипаж.

Информация о том, что в Ленинграде имела место посадка ТУ-124 на Неву, все же просочилась в западную прессу. После выхода нескольких статей в «Аэрофлоте» Мостового все-таки поблагодарили и представили к ордену, а его команду – к медалям.

Посадка Ту-124 на Неву

Стоит ли удивляться, что обещания так и остались на бумаге? Шел 1963 год. Ту-124, посадка на Неву, поломка стойки шасси, неверные показания приборов – все это крайне не нравилось руководителю конструкторского бюро, товарищу Туполеву. Именно с его подачи награждение экипажа отложили на неопределенный срок.

Хрущевка за подвиг

Руководители «Аэрофлота» все же не оставили геройский экипаж без наград. Виктору Мостовому и штурману Виктору Цареву государство выделило по малогабаритной квартире на улице Вавилова в Москве. 24 квадратных метра за десятки спасенных жизней.

Хотя в те годы все могло закончиться гораздо печальнее. Стране Советов проще было обвинить в халатности пилотов, чем подорвать доверие к отечественному самолетостроению.

Воспоминания жены героя

Жанна, жена Мостового, узнала о том, что произошла посадка ТУ-124 на Неву, только 1 сентября, но зато из первых уст. Они возвращались с дочкой из Воронежа, где гостили у бабушки, Виктор встречал их на Казанском вокзале. Именно там он и поведал супруге о том, что его отстранили от полетов, и о подробностях того рейса.

После случившегося Мостового направили в Академию гражданской авиации в Ленинграде. Однако учеба не сложилась, и скоро он опять вернулся в родной отряд.

Жена знаменитого летчика рассказывает, что Виктор был просто «болен» небом. В юности он продал дорогую ему вещь – фотоаппарат, чтобы купить билет до Бугуруслана, где находилось известное летное училище. Мостовому было всего 19, когда ему предложили место второго пилота на гражданском самолете.

На закате жизни семье пришлось иммигрировать в Израиль. Получив квартиру недалеко от Тель-Авива, опытнейший летчик устроился работать на текстильную фабрику. Перенеся два инфаркта, он готовился к операции на сердце, но в ходе обследования у него обнаружили рак. Жизнь этого отважного человека оборвалась в 1997 году, но его подвиг – посадка ТУ-124 на Неву — будет жить в памяти людей.

В наши дни материалов о том чудесном приводнении достаточно много. «Посадка ТУ-124 на Неву», документальный фильм, снятый в 2015 году, широко освещает события того далекого августовского дня. Однако много документов и фотографий до сих пор хранятся в архивах органов Государственной безопасности под грифом «секретно».

Посадка ТУ-124 на Неву в 1963 году стала не только яркой страницей в истории авиации, но и примером мужества и самообладания наших летчиков. Русские асы во все времена считались лучшими в своем деле. Читая об их подвиге, хочется поклониться им в ноги и сказать: «Спасибо, что вы есть!»

Источник: https://www.syl.ru/article/291728/avariynaya-posadka-tu—na-nevu-v-godu

Посадка самолета на Неву. Ленинград — Сообщество «Это интересно знать…» на DRIVE2

Сегодня традиционный для моих записей видео рассказ.Про авиацию и мой родной город- Ленинград!

  • Запись с этим удивительным случаем уже была пару лет назад, но видео не активно.
  • Давайте вспомним эту удивительную историю еще раз…

Посадка Ту-124 на Неву стала одним из первых случаев удачного приводнения пассажирского самолета. Экипажу терпящего крушение лайнера ценой невероятных усилий удалось посадить самолет в самом центре Ленинграда. Катастрофы удалось избежать, никто не пострадал.

Обстоятельства аварии 21 августа 1963 года пассажирский авиалайнер Ту-124 компании «Аэрофлот» готовился совершить обычный регулярный рейс Таллин – Москва. Самолет был приписан к эстонскому авиаотряду. Командиром корабля в тот день был опытный пилот Виктор Яковлевич Мостовой.

В состав экипажа входили второй пилот Чеченов и бортмеханик Царев.

Посадка Ту-124 на Неву

Ту-124

Лайнер поднялся в воздух из аэропорта Юлемисте рано утром, в 8.55, и взял курс на московский аэропорт Внуково. Через несколько минут полета пилоты обнаружили, что переднюю стойку шасси заклинило и она осталась в полуубранном состоянии.

Возвратиться в аэропорт Таллина не представлялось возможным, так как он был окутан плотным туманом. Совершать аварийную посадку в таких условиях было крайне опасно. Экипажу приказали лететь до Ленинграда и попытаться приземлиться там.

Дело в том, что аварийная посадка самолета с неисправным шасси возможна лишь на специальной, вспаханной грунтовой полосе. Она позволяет свести до минимума риск появления искр при приземлении, а значит, избежать возгорания или взрыва самолета. Такая полоса была в Ленинграде.

В Пулково тут же приняли все необходимые меры, для того чтобы принять аварийный борт. В короткие сроки все экстренные службы аэродрома были приведены в полную готовность.

Посадка Ту-124 на Неву

Над Ленинградом Лайнер подлетел к Ленинграду около 11.00. Специалисты Пулково попросили самолет пролететь над аэропортом, чтобы с земли оценить его повреждения. Визуальный осмотр подтвердил, что передняя стойка шасси находится в полуубранном состоянии. Экипажу приказали готовиться к аварийной посадке.

Читайте также:  Montenegro airlines: официальный сайт черногорских авиалиний

Однако, перед тем как совершить ее, необходимо было выработать лишнее горючее. Самолет начал совершать круги над городом на высоте 500 метров. Тем временем бортмеханик Царев всеми силами старался освободить заклинившее шасси.

Для этого ему пришлось прорубить отверстие в полу кабины самолета и с помощью шеста, вручную, попытаться привести стойку в нормальное положение. Все усилия оказались напрасными. Самолет успел сделать 8 кругов над городом, когда в 12.10 обнаружилось, что топлива для посадки в Пулково уже не хватает. Внезапно заглох левый двигатель.

В связи с возникшими осложнениями экипажу было дано разрешение пролететь прямо над центром города, чтобы сократить расстояние до аэропорта. Однако в тот самый момент, когда самолет находился прямо над Смольным, остановился и правый двигатель.

Лайнер начал быстро терять высоту, и под угрозой оказались все, кто находился в тот момент в центре Ленинграда. В такой экстренной ситуации командир по совету второго пилота Чеченева, бывшего летчика морской авиации, принимает решение садиться прямо на Неву.

Экстренная посадкаМостовой приказал экипажу отвлекать пассажиров, а сам, в одиночку, начал планировать над городом.

Самолет перелетел Литейный мост на высоте 90 метров и сумел миновать Большеохтинский всего в 40 метрах от воды, чудом не зацепив его высокие фермы. Впереди находился строящийся мост Александра Невского.

Когда лайнер пролетел над ним на бреющем полете, рабочие со строительных лесов в ужасе попрыгали в воду.

Посадка Ту-124 на Неву

Ценой невероятных усилий командира самолету удалось успешно приводниться за несколько десятков метров до опор следующего, железнодорожного Финляндского моста. Говорят, что Мостовой поседел за эти несколько минут.

Посадка Ту-124 на Неву завершилась благополучно, и самолет остался на плаву, но из-за повреждений, полученных при посадке, в фюзеляж начала поступать вода.

Случайно проходивший мимо и чудом избежавший столкновения с самолетом старый буксирчик «Буревестник» сумел оттащить тонущий лайнер ближе к берегу, на территорию завода «Северный пресс». Еще по одной счастливой случайности у берега в этом месте стояли деревянные плоты.

Крыло самолета, легло на эти плоты и образовало естественный трап, по которому все пассажиры и экипаж благополучно сошли на берег.

Посадка Ту-124 на Неву

Всего в самолете находились 44 пассажира, в том числе двое детей, и 7 членов экипажа. Паники не было, но, оказавшись на берегу, люди постепенно начали осознавать, что совсем недавно были на волоске от гибели. Экипаж самолета тут же отправили на допрос в КГБ, а пассажиров отвезли в Пулково, откуда первым же рейсом возвратили в Таллин.

Посадка Ту-124 на Неву

Причины аварииПосадка Ту-124 на Неву стала первым случаем удачного приводнения большого пассажирского самолета. Но что же послужило причиной аварии, которая едва не обернулась страшной катастрофой? Ту-124 к тому моменту был новейшим детищем КБ «Туполев».

Он проектировался и проходил испытания в сжатые сроки, а потому имел множество мелких недоработок. Одна из них и сыграла роковую роль в судьбе эстонского борта. Оказалось, что во время взлета в Таллине у самолета отвалился шаровой болт переднего шасси, его потом обнаружили на взлетной полосе.

Без этой небольшой, но важной детали переднее шасси самолета не могло принять нормальное положение, и его заклинило. Как говорят специалисты, посадка с такой неисправностью грозила опрокидыванием машины.

В такой ситуации удачное приводнение самолета, возможно, оказалось единственным способом сохранить жизнь пассажирам.

Второй причиной едва не разыгравшейся трагедии стала неисправность топливомера, выдававшего неверные данные о количестве горючего на борту.

Этот распространенный дефект множества самолетов того времени был прекрасно известен всем пилотам, и многие из них просили заправить самолет чуть большим количеством топлива, чем полагалось. Однако в тот день этого не случилось.

К тому же перед аварийной посадкой нужно было выработать максимальное количество горючего, оставив лишь самую малость, чтобы дотянуть до аэропорта, и здесь погрешность в показаниях прибора оказалась роковой.

Судьба самолетаПосле того как все люди покинули борт, для откачивания воды из самолета был задействован специальный пароход. Но все же он не справился с быстро поступающей водой, и вскоре Ту-124 затонул.

На следующий день под самолет были подведены понтоны, он был поднят со дна и отбуксирован по Неве на запад Васильевского острова, где в то время располагалась воинская часть.

После осмотра самолет был списан из-за полученных повреждений.

Посадка Ту-124 на Неву

Его конец был печален. Кабина была отрезана и отправлена в качестве авиатренажера в Кирсановскую авиашколу, находящуюся в Тамбовской области. Красивые мягкие кресла распродали всем желающим по цене, равной стоимости бутылки водки. А останки фюзеляжа еще долго ржавели на берегу Шкиперского протока, пока не были разрезаны и проданы на металлолом.

Судьба экипажа

Изначально в КГБ и Главном управлении гражданской авиации героический поступок Мостового расценили как разгильдяйство, объявили ему строгий выговор и уволили из авиаотряда.

Однако из-за шума, поднятого в зарубежной прессе, власти сменили гнев на милость. Командира корабля даже хотели наградить орденом Красной Звезды, но приказ так и не подписали.

В конце концов, Хрущев принял решение не награждать, но и не наказывать летчика.

Весь экипаж вскоре снова допустили к полетам. Второй пилот Чеченов через некоторое время сам стал командиром. Мостовой также продолжил работу, но уже в составе Краснодарского авиаотряда. В начале 90-х годов он с семьей эмигрировал в Израиль, где был вынужден оставить летную деятельность и трудиться простым рабочим на фабрике. Он скончался от рака в 1997 году.

Последствия аварии Несмотря на то что посадка Ту-124 на Неву прошла удачно, после этого случая всем авиалайнерам было строго запрещено пролетать над центром Ленинграда. Этот запрет действует до сих пор.

Севсем недавно разработаны новые полетные карты и самолеты вновь летают над городомУдивительный опыт Мостового произвел сильное впечатление на летчиков всего мира. Аварийная посадка самолета на воду отрабатывается теперь на тренажерах во многих авиакомпаниях мира.

Именно это позволило американскому пилоту успешно посадить свой аварийный «Боинг» на Гудзон в 1997 году. К сожалению, в нашей стране подобные тренировки не проводятся. Август 1963 года надолго запомнился многим ленинградцам, которые стали очевидцами уникальной посадки.

Многие своими глазами видели серебристый Ту-124 на Неве, и это зрелище, безусловно, осталось одним из самых ярких воспоминаний их жизни.

Посадка Ту-124 на Неву

  1. Источник 1
  2. Источник 2

Источник: https://www.drive2.ru/c/481526170655916126/

Александр Мидгард: ПОСАДКА ТУ-124 НА НЕВУ

Этот случай произошёл 21-го августа 1963 года. Командиром корабля в рейсе, в котором произойдёт вынужденная посадка Ту 124 на Неву, был Виктор Мостовой в возрасте 30-ти лет, вторым пилотом был Василий Чеченев в возрасте 34-х лет. Виктор Мостовой начал летать вторым пилотом с 19-ти лет, а командиром корабля он стал в возрасте 25-ти лет! Вместе они летели уже не первый раз.

Посадка на Неву (2015) Документальный фильм

Экипаж несколько раз попробовал убрать и выпустить переднюю стойку шасси, но всё безрезультатно! О поломке доложили на землю. Диспетчер сказал, чтобы экипаж готовился к аварийной посадке, но тогда ещё даже не предполагалась аварийная посадка Ту-124 на Неву.

Обычно в таких случаях самолёт возвращается в аэропорт, откуда он взлетел, но в Таллине стоял густой туман! Аварийная посадка сама по себе и так рискованное дело, а в тумане риск ещё больше! Поэтому самолёт отправили в ближайший аэропорт, где есть запасная аварийная полоса и в данный момент лётная погода! Им оказался Ленинград.

Посадка Ту-124 на Неву

Экипаж Ту-124 совершивший посадку на Неву Слева неправо бортинженер В.Смирнов штурман В.Царёв бортрадист И.Баремин командир В.Мостовой второй пилот В.Чеченев

Инструкция на такой случай по посадке Ту-124 не на Неву, а просто на аэродром с невыпущенной передней стойкой уже давно существовала.

Если чётко и безошибочно выполнить эту инструкцию по посадке на аэродром, то можно избежать жертв! В случае не выпуска шасси самолёт приземляется или на специально вспаханную землю или на бетонную полосу, но основательно залитую пожарной пеной! Это делается для того, чтобы самолет не загорелся от искр, вылетающих из-под корпуса самолёта, в случае посадки с невыпущенным шасси. Предварительно перед такой посадкой самолёт или сливает лишнее топливо в воздухе или вырабатывает его до нужного количества.

До возникновения необходимости совершать посадку Ту 124 на Неву бортинженеру Виктору Царёву приходит в голову смелая идея прорубить пол в кабине пилотов и попробовать вручную поставить переднюю стойку шасси в нужное положение! Бортинженер Царёв прорубил дыру в полу кабины пилотов и попытался подтолкнуть не до конца выпущенную переднюю стойку шасси. Но стойку заклинило намертво!

Посадка Ту-124 на Неву

Пассажиры вышедшие на берег из Ту-124 совершившего посадку на реку Неву 21 августа 1963 года

В 11 часов утра в аэропорту Ленинграда Пулково всё было готово к аварийной посадке. Сначала экипаж самолёта попросили пролететь низко над аэродромом, чтобы посмотреть на не полностью выпущенное шасси.

По расчёту топлива на Ту-124, который совершит впоследствии посадку на реку Неву, оставалось примерно на полтора часа! Соответственно самолёт отправили кружить вокруг Ленинграда, чтобы выработать топливо до количества, которое будет допустимо для аварийной посадки.

Затем ещё до возникновения необходимости посадки Ту-124 на реку Неву Виктор Мостовой попросил бортпроводницу Шуру как можно меньше, привлекая внимания, перенести груз из носовой части самолёта в хвост.

Это понадобилось для того, чтобы по возможности максимально облегчить нос самолёта для аварийной посадки с невыпущенным передним шасси.

Максимально возможно облегчённый нос, в данном случае, нужен для того, чтобы нос самолёта при торможении на земле коснулся земли как можно позже, с наименьшей возможной скоростью! Груз из переднего багажника перетаскивали в хвост!

Посадка Ту-124 на Неву

Фотограф- любитель Юрий Туйск запечатлевший Ту-124 совершивший посадку на реку Неву 21 августа 1963 года

Самолёт успел сделать несколько кругов над городом и тут внезапно ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ ЛЕВЫЙ ДВИГАТЕЛЬ, ОДИН ИЗ ДВУХ двигателей, которыми оснащён Ту 124! До аэродрома Пулково оставалось ещё 20 километров! Диспетчер с земли сказал экипажу, чтобы они теперь летели на аэродром не вокруг города, а напрямую через город. Даже в такой обстановке ещё не возникла необходимость посадки Ту-124 на Неву! По показаниям приборов топлива на борту оставалось ещё 200 литров. Этого должно было хватить для того, чтобы дотянуть до аэродрома.

Самолёт тем временем пролетал над Смольным.

И тут внезапно ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ ВТОРОЙ ДВИГАТЕЛЬ! Только что прибор топливомер показывал 200 литров, а тут СТРЕЛКА прибора оказалась НА НУЛЕ! Дело в том, что В ТЕ ВРЕМЕНА погрешность прибора топливомера могла быть существенной. Пилоты об этом знали и поэтому часто заливали топливо с запасом – на всякий случай. В данном случае показания прибора оказались ошибочными, когда он показывал 200 литров.

Впоследствии экипаж вспоминал что, в той ситуации думать было попросту некогда. Решение пришло автоматически или упасть на город или посадка Ту-124 на Неву. Или мы погибнем одни или унесём с собой ещё сотню жизней!

Посадка Ту-124 на Неву

Ту-124 после посадки на реку Неву 21 августа 1963 года отбуксированный к правому берегу Невы рядом с железнодорожным мостом

После остановки второго двигателя самолёт начал более круто снижаться. Жители Ленинграда видели самолёт, летящий низко над городом, но они и подумать не могли, что самолёт терпит бедствие. Они думали, что снимается какое-то кино, и улыбались вслед самолёту! Вообще столько отказов в одном полёте – случай крайне редкий или даже редчайший.

Пилоты тем временем готовились к посадке Ту-124 на Неву. В аэропорту Пулково самолёт исчез с экранов локаторов потому, что он снизился над городом до такой высоты, при которой локаторы аэропорта его не видят.

Читайте также:  Вертолет ми-6: фото, технические характеристики

Соответственно аэропорт выслал в предполагаемый район падения поисковый самолёт Ил-14. После отказа второго двигателя диспетчеры даже не успели ничего подсказать экипажу.

Исчезновение самолёта с экрана локатора означает катастрофу самолёта.

К этому времени высота полёта Ту-124 была примерно 400 метров, скорость около 400 км/ч. Пилоты ещё пытались запустить двигатели, но безрезультатно. От отказа второго двигателя до посадки Ту-124 на Неву прошло 14 секунд! После того как пилоты отвернули от домов и вышли вдоль русла реки как на взлётную полосу, надо было ещё совершить посадку Ту-124 на реку Неву.

Василий Чеченев был бывший военный морской лётчик. Ему много раз доводилось садить самолёт на воду, поэтому командир корабля Виктор Мостовой передал управление второму пилоту Василию Чеченеву и сказал «касайся».

Посадка Ту-124 на Неву

Ту-124 после посадки на реку Неву рядом с железнодорожным мостом 21 августа 1963 года

Над мостом Петра Первого прошли на высоте около 100 метров. Над строящимся мостом Александра Невского самолёт прошёл так низко, что чуть не задел рабочих, находившихся на лесах этого моста! Некоторые из этих рабочих от страха попрыгали в воду. Заходя на посадку, на реку Нева Ту-124 пролетел над мостом Александра Невского на высоте 40 метров.

При посадке Ту-124 на Неву или любого другого самолёта вообще НА ВОДУ, КРАЙНЕ ВАЖНО, чтобы самолёт НЕ НЫРНУЛ НОСОМ в воду! Соответственно Василий Чеченев до крайней возможности тянул штурвал на себя, чтобы самолёт коснулся воды сначала хвостом и не нырнул в воду.

Как только висящая передняя стойка шасси коснулась воды, её сразу оторвало. Впереди по ходу движения самолёта был железнодорожный мост. Ту-124, совершивший посадку на реку Неву, остановился в 50-ти метрах от этого моста.

Такая посадка Ту-124 на реку Неву, конечно, не осталась незамеченной. На набережную напротив самолёта сбежался народ. Многие стали снимать это событие на фотоаппарат, но милиция не давала снимать, заставляла людей вынимать и засвечивать фотоплёнки.

Единственным фото свидетельством данного события остались снимки фотографа любителя Юрия Туйска. Он стоял в стороне от основной толпы. Его фотографии впоследствии обошли весь Мир!

Посадка Ту-124 на Неву

Командир Ту-124 совершившего 21 августа 1963 года посадку на реку Неву Виктор Мостовой

При посадке Ту-124 на Неву ни как НЕ ПОСТРАДАЛ, НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК, ни среди пассажиров, ни среди экипажа!!! Ни кто не получил даже царапин!!! После посадки Ту-124 на Неву было проведено обследование и установлено, что пилоты смогли вписаться в посадочное расстояние 1 километр! Хотя для посадки на аэродром Ту -24 требуется минимум от 1300 до 1600 метров полосы. После нашего случая посадки Ту-124 на Неву даже за рубежом стали учить пилотов приземляться на воду!

Во время посадки Ту-124 на Неву недалеко от приводнившегося самолёта проходил буксир, сплавлявший по реке плот из брёвен.

Капитан буксира Юрий Поршин, видя такое происшествие, отцепил плот от буксира и подошёл к ещё пока плавающему самолёту! Капитан буксира спросил у пилотов, за что можно зацепить самолёт, чтобы отбуксировать его к берегу. Ему сказали, что можно зацепить за рулевые колонки.

Юрий Поршин речным буксиром подтащил самолёт к берегу! В это время на правом берегу Невы находились плоты, и самолёт одним крылом лёг на них. Пассажиры благополучно по плотам вышли на берег.

После того как из Ту-124 совершившего посадку на Неву вышли все люди самолёт начал тонуть. Милиция по возможности оцепила место события.

Милиция остановила проходящий мимо городской автобус, высадила из него горожан и посадила в этот автобус пассажиров самолёта. На этом автобусе пассажиров самолёта увезли в аэропорт.

Экипаж увезли сотрудники КГБ на своих спецмашинах для разбирательства происшествия!

У лётчиков, совершивших посадку на Ту-124 на реку Неву, забрали удостоверения пилотов и отстранили от полётов! Их обвиняли в том, что они якобы просмотрели показания прибора топливомера и поэтому не дотянули до аварийной полосы на аэродроме.

Лётчиков начали таскать по всяким государственным органам и могли даже посадить! Нажим на лётчиков сначала был такой как на врагов народа! Пилоты пытались объяснить, что топливомеры на Ту-124 часто показывают количество топлива неверно! Но утверждения пилотов даже НЕ ПРОВЕРИЛИ!

Самолёт Ту-124, совершивший посадку на Неву, был марки «Ту» и к расследованию естественно активно подключилось конструкторское бюро Туполева. Конструкторское бюро Туполева всю вину сваливало на пилотов. Туполев не верил, что топливомеры на Ту-124 работают неправильно!

Здесь нужно коснуться производственно-технической части дела. Самолёт марки Ту-124 начал выпускаться всего лишь за год до аварийной посадки Ту-124 на Неву. Всего на харьковском авиазаводе было выпущено 165 машин за 6 лет. Ту 124 вышел на замену Ту-104.

Оба типа самолётов, как это часто бывало в СССР, создавались в спешке к какому-нибудь очередному юбилею! В такой спешке, бывало и проскакивали какие-либо недоработки, вплоть до серьёзных! Даже если не касаться работы топливомеров, то можно заметить, например такой факт.

Аэродинамическая схема обоих типов самолётов была скопирована с военного бомбардировщика Ту-16.

Копирование, конечно, ускоряет создание новой техники, но не всегда копирование приемлемо для таких разных областей применения как военная и гражданская техника! Например, из-за места расположения двигателей на Ту-124, совершившем посадку на Неву, в салоне самолёта ощущалась несколько большая вибрация, чем это должно было быть! Кроме того расположение двигателей в месте крепления крыльев к фюзеляжу не добавляло прочности конструкции, в том числе и из-за вибрации двигателей.

Но в духе того времени советская техника должна была быть лучшей в мире, у неё не должно быть недостатков, поэтому не нашлось способных признать производственные недостатки в Ту-124 и уж тем более перечить системе государственного устройства. Опять же в духе того времени авиационная комиссия по расследованию происшествия сделала заключение, что в аварийной посадке Ту-124 на Неву виноват экипаж!

А произошло в полёте, скорее всего, следующее. Датчик топливомера на Ту-124 был установлен в таком месте, что при определённом наклоне самолёта в пространстве топливо от датчика уходило, и датчик принимал это как отсутствие топлива. А при отсутствии топлива двигатель работать не должен! Соответственно произошло отключение двигателей!

Всем было понятно, что наказывать лётчиков за посадку Ту-124 на Неву несправедливо! Лётчики спасли жизни пассажиров и экипажа, а их сделали обвиняемыми! Пассажиры аварийного рейса собирали подписи и посылали их в письмах руководству страны, чтобы экипаж не наказали, а наградили за посадку Ту-124 на реку Неву!

Внутри СССР это событие всячески умалчивали и скрывали, но новость попала в газеты! Н. С. Хрущёв узнал об этом событии из газет и только после этого вмешался в расследование. Хрущёв увидел фотографии Юрия Туйска в газетах с Ту-124 после посадки на Неву и распорядился экипаж не наказывать. Только после этого экипаж перестали угнетать!

Затем известие о посадке Ту-124 на Неву попало ещё и в зарубежные газеты, и экипаж начали прославлять! Но вместо того, чтобы продолжить лётную работу экипажу пришлось ездить по стране и рассказывать о посадке Ту-124 на Неву в различных организациях и школах.

Хотя сами члены экипажа не считали себя героями, а считали, что они просто выполнили свою работу, которую обязаны были выполнить. И уже вроде бы как были готовы награды для экипажа, но затем Н. С.

Хрущёв, как это не раз бывало, передумал! Экипаж не наказали, но и не наградили – как будто ничего не было!

Через некоторое время лётчикам, совершившим посадку Ту 124 на Неву, пришла радостная весть – их опять допустили к лётной работе! Правда, потом командиру В. Мостовому и штурману В. Царёву дали благоустроенные квартиры! До этого они жили в коммунальных квартирах, поэтому отдельные двухкомнатные хрущевки по 22 квадрата жилой площади показались им раем!

После того полёта с посадкой Ту-124 на реку Неву Мостовой и Чеченев долго работали во Внуково, но уже не вместе, а отдельно друг от друга.

Как только вся эта история с посадкой Ту 124 на Неву затихла, Василий Чеченев тоже стал командиром корабля! Он так же работал ещё и пилотом-инструктором. В 2002 году его не стало.

Виктор Мостовой освоил все типы самолётов марки «Ту», а после лётной работы, с которой его списали только по здоровью в возрасте 46 лет, был начальником смены аэропорта.

В начале 90-х В. Мостовой перенёс инфаркт. После инфаркта ему пришлось совсем уволиться из авиации.

Затем он уехал жить в Израиль. Устроился там работать на текстильную фабрику простым рабочим. Позже кто-то из работников фабрики перевёл на иврит газетную статью о том, как Мостовой, будучи командиром корабля, совершил посадку на Ту-124 на реку Неву. Вся фабрика узнала, с кем работает! В 1997 году Мостовой скончался от рака. В день его похорон вся фабрика не работала!

Через 4 дня после посадки Ту-124 на Неву самолёт подняли со дна реки. В этот полёт на самолёт было загружено несколько ящиков пива. Напомним, что в то время в СССР пиво было только в стеклянных бутылках. Так вот ни одна бутылка не разбилась – вот как мастерски был посажен самолёт!

Поднятый со дна самолёт увезли на Васильевский остров, распилить на металлолом! Кабину отправили в Кирсановское лётное училище, а остальное распилили на металлолом! В начале двухтысячных и кабину тоже сдали на металлолом! Жёны Мостового и Чеченева надеялись, что их мужей, совершивших посадку на Ту-124 на реку Неву, наградят хотя бы посмертно. Но сегодня о советских героях никто не вспоминает!

                                                                                                                           Источник

Источник: https://cont.ws/@amidgard/784356

Успешное "приводнение" на Неве рейсового самолёта Ту-124 — Ленинградское чудо в ХХ веке

Многие наслышаны о чудесном «приводнении» пассажирского лайнера на реке Гудзон, которое СМИ назвали не иначе как «Чудо на Гудзоне». Напомним, 15 января 2009 года авиалайнер Airbus A320-214 авиакомпании US Airways выполнял плановый рейс AWE 1549 по маршруту Нью-Йорк — Шарлотт — Сиэтл.

Но всего через 1.5 минуты после взлёта столкнулся со стаей канадских казарок, и у него отказали оба двигателя… Экипаж благополучно посадил самолёт на воду реки Гудзон в Нью-Йорке.

По мотивам этого происшествия был даже снят одноимённый фильм. Однако немногие знают, что в советском Ленинграде произошло аналогичное чудесное спасение пассажиров самолёта. 

Посадка Ту-124 на Неву — уникальный случай в истории авиации

21 августа 1963 года пассажирский самолёт, летевший из Таллина в Москву, совершил аварийную посадку на Неву. Ту-124 приземлился на воду Невы, неподалёку от Александро-Невской лавры. Это единственный случай в российской авиации, когда при посадке пассажирского самолёта на воду — никто не погиб.

В тот день небольшой пассажирский Ту-124, предназначенный для коротких перелётов, совершал обычный рейс из Таллина в столицу СССР. Сразу после взлёта летчики обнаружили, что переднее шасси полностью не убирается. К тому времени аэропорт Таллина накрыл густой туман и возвращаться туда было небезопасно.

Диспетчер принял решение посадить лайнер в Ленинграде. Долетев до города, судно стало нарезать круги над Северной столицей, вырабатывая топливо. В это время лётчики пытались полностью выпустить шасси, бив по нему шестом через пробитую в фюзеляже дыру, однако их усилия были тщетны.

Неожиданно, на восьмом кругу, когда топливомер показывал остаток топлива 750 литров, которого более чем достаточно, чтобы сесть в Пулково, но остановился левый двигатель. Экипаж запросил срочную посадку, ему разрешили пролететь над центром города по прямой.

Однако через несколько минут, когда воздушное судно пролетало над Адмиралтейством на высоте 500 метров, заглох и правый мотор. Самолёт бесшумно летел по инерции, с каждой секундой скорость и высота падали. Второй пилот, ранее летавший на гидросамолёте, крикнул, что лайнер нужно сажать на Неву.

Проблема заключалась в том, что на реке очень много мостов. Воздушный лайнер, снижаясь, миновал Большеохтинский мост, на высоте 10 метров промчался над ещё строившимся мостом Александра Невского.

Читайте также:  Как добраться из аэропорта будапешта до центра города

Рабочие на мосту с перепугу попрыгали в воду.

 Филигранно втиснувшись между мостами, самолёт плавно «приземлился» на водную гладь Невы, проскользил по волнам и остановился в 100 метрах от Финляндского моста.

При посадке судно получило несколько пробоин и начало потихоньку заполняться водой. К счастью рядом находился буксир, который отбуксировал самолёт к деревянным плотам у берега, по которым все 45 пассажиров и экипаж успешно эвакуировались и были направлены в Москву. По некоторым данным, в тот день на борту среди пассажиров был будущий Патриарх всея Руси Алексий II.

На набережной столпился народ, фотолюбители делали снимки необычного приземления. Вскоре появились люди из КГБ в штатском, которые стали всячески препятствовать съёмке, засвечивая плёнку.

Однако несколько уникальных кадров, представленных в статье, все же уцелели.

 В ходе расследования инцидента было выявлено, что топливомер давал неверные показания из-за того, что пилоты перед взлётом некорректно установили остаток топлива.

Самолет после поднятия из воды решили не восстанавливать и передали в учебный центр как тренажёр. После спасительной посадки экипаж за самовольное приводнение сначала исключили из авиаотряда. Однако после публикации в прессе статей о спасительной посадке и героическом подвиге пилотов, начальство смягчилось. Экипаж все же представили к заслуженной награде.

Кроме того, не стоит забывать, что посадка лайнера с полуубранным шасси даже на подготовленную грунтовую полосу на брюхо в Пулково была авантюрой. Историю чудесного приводнения советского лайнера внесли во все авиационные пособия мира. Командир самолета Виктор Мостовой после восстановления на службе продолжил летать пилотом Аэрофлота, а позднее работал начальником смены во Внуково.

«Чудо на Гудзоне» и «Чудо в Ленинграде» в сравнении по мнению экспертов

Оба случая подходят под описание «реактивный самолет с пассажирами на борту недалеко от центра густонаселенного города вынужден совершить посадку на реку». Здесь, конечно, важны детали.

В нью-йоркском случае причина отказа двигателя была очевидна: самолёт врезался в стаю птиц.

Роль экипажа ясна: выполняли полёт по процедуре, столкнулись с нештатной ситуацией, выполнили комплекс процедур для её решения, вышли за пределы этого комплекса с успешным результатом.

В случае с Ту-124 до конца всё-таки непонятно, что случилось. Лётчики выполняли полёт по стандартным инструкциям, столкнулись с нештатной ситуацией — заклинило переднюю опору шасси, потом что-то произошло, и экипаж оказался в самолёте без двигателей над густонаселенным городом.

Что писали СМИ и рассказали очевидцы

В Ленинграде 21 августа 1963 года в результате стечения обстоятельств пассажирский самолёт Ту-124 приводнился на Неву. Всего известен 21 случай управляемых вынужденных посадок пассажирских авиалайнеров на воду, в 10 из которых при посадке никто не погиб; этот случай — один из семи, обошедшихся без жертв вообще, в остальных трёх случаях были утонувшие уже после эвакуации из самолёта.

Газета «Петровский курьер» № 39 (209) от 19 октября 1998 г

В августе 1963 года по Ленинграду поползли слухи об уникальном ЧП. Серебристый пассажирский лайнер, сделав с десяток кругов над городом, неожиданно снизился и сел прямо на Неву. Через некоторое время ленинградцы видели, что самолёт буксируют по воде куда-то к устью Невы.

Думали, что это киносъёмка смешной комедии вроде «Полосатого рейса» или испытание спецтехники. Но впоследствии стали говорить, что самолёт этот — рейсовый, в нём были пассажиры, а за их спасение герой-командир корабля награждён орденом Красной Звезды.

Пассажирский борт «Ту-124» под командой Виктора Яковлевича Мостового, приписанный к таллинскому авиаотряду и шедший из Таллина в Москву 21 августа 1963 года, приближался к Ленинграду. Внезапно экипаж сообщил по радио, что заклинила одна из «ног» шасси и нормальная промежуточная посадка невозможна.

Заслуженный пилот СССР, профессор Академии гражданской авиации Анатолий Иванович Оркин считает, что командира экипажа Мостового и его подчинённых нужно было сурово наказать за разгильдяйство, а не награждать. Скандал вокруг посадки на Неву он ясно помнит.

Первоначально заместитель начальника Ленинградского управления гражданской авиации Владимир Васильевич Сиротин хотел отправить самолёт назад в Таллин — сажайте, мол, там. Но потом, учитывая особенности таллинского аэродрома, решили приземлить его на аварийной грунтовой полосе за городом по отработанной технологии — «на брюхо».

Подогнали пожарные машины, «скорую помощь». А чтобы посадка не грозила взрывом, капитану корабля дали команду «выработать топливо». Самолёт должен был кружить над городом, пока баки не станут почти пустыми. Затем Мостовому нужно было приземляться.

Тогда ещё разрешали самолётам летать над Ленинградом на высоте не ниже 400 метров (но после этого случая определили границы облета за городской чертой), и серебристая птица, не вызывая особого ажиотажа, долго кружила в небе. Затем вышло следующее. «Борт» панически сообщил, что горючее выработано… полностью, и минимум топлива для захода на посадку отсутствует.

Это значило, что экипаж увлекся, прохлопал расход топлива (либо приборы показывали ошибочные данные) и машина сейчас может рухнуть на дома. К счастью, внизу оказалась Нева. И «Ту-124» сел между Большеохтинским и Финляндским мостами.

Капитан катера, который плыл по Неве, вовремя сориентировался, подпёр одно крыло Ту-124 и начал толкать машину к берегу. Пассажиры и экипаж сошли. Что интересно, Главное управление Гражданского воздушного флота СССР сразу расценило «подвиг» Мостового как разгильдяйство.

И таллинский авиаотряд затем отчислил этого пилота. Но, по странной логике (были спасены иностранцы, поднялся шум). В итоге, командира корабля наградили. Вскоре Мостовой приехал в Ленинград учиться в Академии гражданской авиации. Ситуацию с награждением прояснил бывший работник Ленинградского обкома КПСС, просивший не называть его фамилию:

Во-первых, по свежим следам мы сразу сообщили в ЦК КПСС о подвиге летчика Мостового.

Во-вторых, КБ Туполева восторженно отозвалось о высокой плавучести советской реактивной машины, благодаря чему спаслись люди. В-третьих, газеты успели раззвонить о подвиге экипажа.

Так что ж, судить или наградить? Дали лётчику орден. Самолёт вывезли на понтонах в устье Финского залива, затем следы его потерялись.

Газета «Петровский курьер» № 41 (211) от 2 ноября 1998 г

Ретросенсация 35-летней давности, связанная с аварийной посадкой пассажирского самолета на воды Невы, в душах петербуржцев возродила нечто вроде «национальной гордости великороссов».

В редакцию позвонили 140 (!) свидетелей приводнения «Ту-124», явились моряки, непосредственно спасавшие пассажиров, работники авиаотряда и те специалисты, которые эвакуировали и разбирали крылатую машину.

Теперь мы можем нарисовать полную картину происшествия, выделить то, о чём промолчали по цензурным соображениям центральные и ленинградские газеты в 1963 году.

Тогда «Ту-124» был «сырой», недоработанной машиной, свежеиспечённым детищем туполевского КБ. При попытке сесть в Таллине он потерял шаровой болт (его потом подняли на взлётной полосе), и машину с неисправным шасси отправили в Ленинград — садиться «на брюхо» на грунтовке в «Пулково». В полёте лётчики пытались «выбить» заклинившее шасси и даже прорубили днище фюзеляжа. Но ничего не помогало.

Руководитель полётов аэропорта «Пулково» Георгий Нарбут в тот день дал экипажу команду действовать по инструкции — выжечь топливо до запаса в одну тонну. Но беда в том, что топливомеры на борту не могли объективно указать, сколько горючего осталось. А посадка в нарушение инструкции с запасом хотя бы в 1200, 1300 килограммов «горючки» грозила летчикам разжалованием.

«Приземляйтесь на аэродром», — дал команду Нарбут. Но бортмеханик сказал командиру корабля Виктору Мостовому: «Витя, в баках есть резервный запас, моя лишняя тонна». «Иду ещё на один круг», — сообщил на землю командир.

Но полёт «на авось» чуть не обернулся катастрофой. Один за другим заглохли два двигателя — горючего не стало как раз над «штабом революции» — Смольным. «Садись на воду! » — крикнул Мостовому второй пилот, бывший гидролётчик.

Командир приказал экипажу идти в салон и «отвлекать разговорами» пассажиров, а сам начал планировать в воздухе, насколько это было возможно на тяжёлой машине. Ошибаться было нельзя.

Экипаж пронёсся в четырех метрах над строящимся мостом Александра Невского (с лесов в ужасе посыпались рабочие), увидел контуры Финляндского железнодорожного моста и сжался в страхе: врежемся… Но машина хвостом коснулась Невы, затем шлепнулась брюхом, слегка поднырнула и застыла… в сотне метров от опор моста. Говорят, 27-летний Виктор Мостовой поседел за эти секунды.

Но опасность не ушла. Пропоротый фюзеляж начал набирать воду, а глубина Невы здесь — 13 метров. К счастью, по Неве шел буксирчик постройки 1898 года с командой из четырех человек и смирно тащил сплавной плот. Увидели самолёт. Кто-то задорно крикнул: «Во, второй Чкалов объявился!» Но капитан Юрий Поршин оценил нешуточную ситуацию: он велел сбросить буксирный трос и оставить плот.

Капитан подвёл буксир к машине и крикнул летчикам: «Как вас зацепить?» Посовещавшись, разбили колпак кабины и зацепили трос за штурвалы пилотов. Самолёт подтянули к причалу у завода «Северный пресс», где вдоль берега стояли плоты.

Крыло самолёта, согнувшееся при ударе о воду, аккуратно легло на плоты, образовав нечто вроде трапа. Пассажиры — сорок четыре человека, среди которых двое детей, — начали выходить через верхний люк, держа в руках вещи. Они были спокойны.

Сотни прохожих на берегу, рабочие соседних заводов, выбежавшие за проходные, кричали «Ура!» Вышел экипаж. Ему аплодировали.

Примчался вертолёт из Пулкова, какой-то строгий начальник велел пилотам садиться вместе с полётными документами. Мостовой, красивый и стройный мужчина, вёл себя подчёркнуто спокойно. Вертолёт улетел.

Из экипажа остался юноша-стюард, охранявший багаж. Затем подъехал автобус «ПАЗ» и увёз пассажиров в аэропорт, откуда их отправили в Таллин.

Пришёл пароход с водосливом, начал откачивать воду из самолёта. Но это было бесполезно, вода из пробоин прибывала. И «Ту-124» к утру затонул. На другой день под самолёт подвели понтоны и буксиром отправили его на территорию нынешней «Ленэкспо», к Шкиперскому протоку, где базировалась войсковая часть.

После комиссии приняли решение: машину списать из-за поломок. От неё отсоединили кабину и отправили в качестве тренажёра в Тамбовскую область, в Кирсановскую авиашколу. Красивые мягкие кресла продавали всем желающим по цене бутылки водки. Фюзеляж долго валялся на берегу, потом его разрезали на металлолом.

Виктора Мостового наградили орденом Красной Звезды, его экипаж — медалями. По некоторым сведениям, Мостовой после неудачной учёбы в Академии гражданской авиации уехал в Краснодарский авиаотряд. Капитана буксира Поршина наградили Почётной грамотой и часами.

Точную информацию об этом инциденте предоставили: бывший руководитель полётов аэропорта «Пулково» Г. М. Нарбут, командир корабля «Буревестник» А. Л. Демин, старшина 1-й статьи С. Б. Вершлер, бывший капитан буксира Ю. В. Поршин, бывший рабочий войсковой части В. И. Иванов, лётчик В. И. Антипенко, а также десяткам петербуржцев, которые были очевидцами этого ЧП.

Дальнейшая судьба экипажа

Виктор Мостовой до 1978 года работал в 200-м авиаотряде, потом до 1988 года работал начальником смены в аэропорту «Внуково», откуда ушёл на пенсию после инфаркта.

В 1989 году с семьёй эмигрировал в Израиль, где умер в Кирьят-Гате в 1997 году. Последние годы перед кончиной работал рабочим на фабрике.

Второй пилот Василий Чеченев вскоре после удачной посадки стал командиром воздушного судна (КВС), а затем и лётчиком-инструктором. Скончался в 2002 году.

35 лет спустя участники тех событий участвовали в телевизионной передаче «Как это было» на российском телевидении, и бывший второй пилот Василий Чеченев обмолвился, что «увлечённость» экипажа ремонтом шасси во время кружения вокруг города привела к тому, что был упущен момент, когда топлива ещё хватало до аэропорта. Ещё одной причиной, в программе было названо несовершенство датчиков указания топлива.

  • О недавнем необычном ЧП с удачным и «чудесным» окончанием, в частности приземлением самолёта вне аэродрома и без жертв, можно прочитать здесь.

Источник: https://peterburg.center/story/uspeshnoe-privodnenie-na-neve-reysovogo-samolyota-tu-124-leningradskoe-chudo-v-hh-veke.html

Ссылка на основную публикацию