Катастрофа ту-154 в норильске

Не надо думать, что страшные техногенные аварии — явление исключительно последних 20 лет российской истории.

В СССР тоже были катастрофы, причем о многих из них предпочитали не рассказывать в СМИ.
Катастрофа Ту-154 в Норильске

Катастрофа на станции Минино 1959 года

Одна из крупнейших железнодорожных катастроф Советского союза, о которой в самом Советском союзе предпочитали не вспоминать. Впрочем, памятник жертвам всё же поставили, его и сегодня можно найти на Минино, если хорошенько поискать. Катастрофа произошла 2 июня 1959 года. Товарный состав практически на полной скорости влетел в другой товарный поезд, перевозящий нефтепродукты. От столкновения вылившееся из цистерн горючее вспыхнуло. Пламя перекинулось на стоящий на соседних путях пассажирский поезд Красноярск — Абакан. Деревянные вагоны объяло пламенем. Точное число жертв в этой аварии неизвестно, по разным оценкам, погибло от 56 до 65 человек, впрочем, некоторые очевидцы называют цифры в 400 погибших. Многие из них дети, так как в поезде находились пионеры, возвращавшиеся в столицу Хакасии. «Взвод построили и велели рассчитаться от одного до пяти. Пятые сделали шаг вперед — им предстояло самое страшное: собирать человеческие останки. Зрелище ужасное, на телах ещё пульсировали жилы. Курсантов стало скручивать. Тогда комбат, покрыв всех трёхэтажным матом, велел отвлечься и представлять, что собирают арбузы, — помогло. Подошли две машины скорой помощи, старые, коричневые, на шасси «ГАЗ-51». Начали грузить мешки с останками. Тихонько, бережно, хотя никто их не инструктировал», — вспоминает один из участников ликвидации последствий катастрофы Александр Гокк в интервью газете «Аргументы и факты». Как показало расследование, виной всему стал неисправный семафор. Незадолго до катастрофы при прокладке подземного кабеля бульдозерист уронил дерево на линию автоблокировки, из-за этого один из семафоров постоянно горел зеленым.
Катастрофа Ту-154 в Норильске

ЖЖ Краевушка

Катастрофа Ту-154 под Красноярском, 1984 года

Самая страшная из катастроф, произошедших в Красноярском крае и унесшая жизнь 110 человек. Самолет выполнял рейс Красноярск — Иркутск, через три минуты поле взлета на высоте в 2040 метров пассажиры услышали громкий хлопок: это разрушился диск первой ступени компрессора низкого давления в третьем двигателе. После чего бортинженер доложил о вибрации во втором двигателе. Командир экипажа, видя, что горит табло «Пожар», решил, что горит второй двигатель, и приказал остановить его. Вскоре ошибка была обнаружена и экипаж включил систему пожаротушения, пытаясь остановить пожар в горящем третьем двигателе, но в суматохе забыли отключить подачу топлива, и пожар только усилился. Вскоре загорелся и второй двигатель. К этому времени экипаж уже развернул самолет, пытаясь вернуться в Красноярск. Но исправить ситуацию было невозможно, и в 22:15 самолет врезался в землю в трех километрах от аэропорта. В катастрофе чудом выжил один человек — мужчина 27 лет.
Катастрофа Ту-154 в Норильске

Катастрофа Ту-104, 30 июня 1962 года

Страшная катастрофа, долгое время остававшаяся крупнейшей в истории советской авиации. Ту-104, выполнявший рейс из Хабаровска в Москву с несколькими пересадками, вылетев из Иркутска, к 16:50 благополучно добрался до точки в 50 километрах от Красноярска, после чего внезапно перестал выходить на связь. В 16:53 из динамика раздался крик второго пилота Рахимова «Красноярск, сорок два… триста семьдесят, следите за мной, смотрите за мной!», сопровождающийся шумом и грохотом на заднем фоне. После этого сообщение прервалось. Борт 902 перешел на экстренное снижение, затем в сваливание, зацепился за верхушки деревьев и упал в 28 километрах от красноярского аэропорта. Погибли 8 членов экипажа и 76 пассажиров, в том числе 14 детей. Как выяснило следствие, самолет был случайно сбит ракетой, выпущенной на учениях частью ПВО под Маганском.
Катастрофа Ту-154 в Норильске

Красноярская «ходынка», 1982 год

С 24 февраля по 11 марта 1986 года в Красноярске прошла VI зимняя Спартакиада народов СССР — мероприятие огромного масштаба и тщательнейшей организации. Тем не менее, вся мощь советской бюрократии и бдительность органов контроля не помогли избежать трагического инцидента. Катастрофа случилась во время церемонии открытия. Власти, увидев, что людей, пришедших на «Центральный» посмотреть торжественную программу, слишком много, попытались снизить наплыв народа и закрыли три из четырех ведущих на стадион ворот. Однако люди хотели во что бы то ни стало попасть внутрь и усилили давление. Началась давка, в которой, по официальным данным, пострадали более 30 человек. По неофициальным же данным, раненых было более сотни, говорили и о погибших. В частности, рассказывали о трех молодых девушках, раздавленных на ступенях, еще три человека якобы скончались уже в больнице. По городу ходили слухи о тысячах поддельных билетов, специально распространённых злоумышленниками для организации толкотни. Как бы то ни было, трагический опыт был учтен и больше таких происшествий на спортивных событиях в Красноярске не случалось. Катастрофа Ту-154 в Норильске

Источник: prmira.ru

Источник: https://ekabu.ru/159633-samye-strashnye-katastrofy-v-krasnoyarskom-krae-o-kotoryh-molchali-vlasti.html

Аэропорт Алыкель и "катастрофа Шилака"

Норильский аэропорт Алыкель вступил в строй в 1965 году, заменив сразу несколько других норильских взлёток – постоянный аэропорт Надежда и зимний полувоенный аэропорт Нежданный. На новой полосе Алыкеля, что в 50 километрах от города, теперь могли садиться самолёты всех типов. Это значительно увеличивало поток и пассажиров, и грузов.

Новое здание, новая техника обслуживания и, главное, новая взлётно-посадочная полоса, современная, безопасная, рассчитанная на годы вперёд. Алыкель построен на скальном основании поэтому полоса надёжна – постарались норильчане.

За годы работы аэропорт, что называется, «притёрся», доведя приём пассажиров, грузов, обслуживание самолётов и многие другие операции до совершенства.

Катастрофа Ту-154 в Норильске

Авиатранспорт в Норильске всегда был предметом особой гордости и уважения, ибо другого варианта добраться до Большой земли, или «материка», как говорят норильчане, почти нет. Путешествие в течение недели на пассажирских судах по Енисею до Красноярска не в счёт.

Это возможно только летом, длится долго и больше напоминает круиз, нежели поездку – другой формат. Поэтому самолёты в Заполярье очень важны, и любая новинка в авиации горячо обсуждается жителями Норильска. Самым популярным в Норильске тех лет был самолёт Ту-154, пущенный в серию в 1970 году.

Он мог за четыре часа доставить в Москву более 150 пассажиров – тогда это было очень прогрессивно. И комфортабельно, что важно.

Катастрофа Ту-154 в Норильске

Настоящие холода в Норильск приходят обычно к ноябрьским праздникам, а в 1981 году немного задержались, и морозный туман спустился только к середине месяца.

В понедельник 16 ноября 1981 года авиалайнер «Аэрофлота» Ту-154Б-2 (модель эконом-класса, рассчитанная на 180 пассажиров), выполнявший рейс SU-3603 по маршруту Красноярск—Норильск, был задержан с вылетом на весь день из-за тумана.

Пассажиры, а среди них были известные в городе люди – горняки, металлурги, преподаватели и даже команда лучших спортсменов-борцов во главе с тренером, были недовольны: начало недели и утренний рейс позволял всем ещё много чего успеть с утра, а задержка «сломала» день…

Вылет рейса №3603 из Красноярска состоялся только вечером, в 17-38, когда видимость в Норильске достигла 1200 метров. Летели около двух часов.

При заходе на посадку самолёт потерял высоту и приземлился на поле, не долетев до полосы меньше 400 метров, после чего врезался в насыпь курсового радиомаяка и разрушился.

При этом из находившихся на его борту 167 пассажиров (160 в салоне и 7 членов экипажа) погибли 99 человек…

Представим: темно, мороз и ветер, в километре от аэропорта, среди обломков передвигаются выжившие, но в большинстве покалеченные люди. Многие из них в лохмотьях или даже почти обнажены – одежду сорвало струей встречного воздуха.

Кровь, снег, искорёженный металл. Такая картина продолжалась, по свидетельству очевидцев, не менее часа и всё это время пострадавшие надеялись, что им помогут.

Но на этот раз в механизме быстрого реагирования что-то сломалось…

Вспоминает Елена Степановна, фельдшер медпункта аэропорта:

«Поступил звонок от диспетчера, где сказали, что самолёт упал в районе аэродрома. Забрав аварийно-спасательные чемоданы (помогали работники аэрофлота, уже не помню их), мы выехали к месту катастрофы. Стемнело, холод. Приземлились два вертолёта для эвакуации раненых, но опустился туман, и аэропорт вынужден был закрыться по метеоусловиям. На месте возможно было делать только перевязки и сортировку (трупы, раненые и сильно пострадавшие), так как мороз, и в шприцах лекарство застывало. Раненых поместили в накопитель, где я и ещё несколько медработников, проживающих на территории аэропорта, оказывали помощь, затем раненых поместили в электричку, где мы продолжали оказывать медпомощь. Довезли до Норильска и сдали бригадам «скорой помощи». У меня был вагон раненых, в дороге помогал мне один из операторов. Почему-то погрузили в угол трупы. Подходя к раненому (лежал на носилках, электричка тронулась и трупы чуть не упали на меня), мне стало жутковато, до этого я не чувствовала ничего, кроме того, что нужно делать это, это…   Состояние робота. От одежды шёл неприятный запах бензина, смешанного с чем-то. Вспоминая эту трагедию, у меня до сих пор дрожь по телу».  

Оказать помощь организованно и в полном объёме в этот раз не получилось. Вертолёты норильского авиаотряда, прибывшие на место происшествия, не смогли работать из-за сильного тумана.

Некоторые службы аэропорта не среагировали на первое сообщение, полагая, что тревога учебная – такие часто проводились для отработки спасательных навыков. Кого-то даже пришлось убеждать, что это не шутка, что трагедия настоящая.

Было ещё несколько нелепых случайностей, поспешных решений, допущенных городскими службами, которые только увеличили количество жертв. Например, полсотни машин скорой помощи уже ждали пострадавших, но не в Алыкеле, а в другом месте – в гидропорту Валёк. По одной из версий, перепутали место катастрофы.

По другой – запланировали доставку раненых на Валёк вертолётами, для перегрузки на машины, но в дело вмешался туман, и вертолёты не полетели. Показательно, что в то время автомобили неотложки для спасения плохо подходили: специально оборудованных машин-реанимобилей в Норильске не было.

Скорая выполняла в основном функции оказания первой помощи и доставки пострадавших в больницу. По этой причине в списке жертв оказалось дополнительно не менее двадцати человек, которых можно было спасти в случае быстрой реанимации. Среди погибших было много детей.

Тем не менее, на месте трагедии появились люди и начали оказывать помощь. Это были пассажиры, которые в аэропорту ждали своих рейсов – их было достаточно много.

Кроме того, поняв, что авария не шуточная, к работе подключились штатные медики, аварийно-спасательная служба, пограничники, экипаж только что приземлившегося Ан-12 и других машин, и каждый, кто мог покинуть своё рабочее место.

Некоторые не выдерживали: на месте происшествия было страшно, холодно и очень трудно. Норильский ветер пронизывает буквально до костей.

Некоторые и без того немногочисленные владельцы автомашин уже везли пострадавших в город, несмотря на погоду и плохую дорогу. В те годы в Алыкель не было принято ехать на машинах или автобусах, как сейчас.

Дорога была безобразной, не хватало техники для уборки снега, да и асфальт ещё не везде был положен, поэтому 52 километра, разделявшие Норильск и аэропорт, жители массово преодолевали на электричке. Она неторопливо, часа за полтора, но комфортно доставляла людей прямо к зданию аэровокзала.

Вот и теперь большинство пострадавших силами волонтёров загрузили в вагоны и повезли максимально быстро в Норильск, в больницу, где медики уже готовились к приёму.

Надо отдать должное властям города и руководству комбината, сумевшим быстро преодолеть растерянность и организовать слаженную работу в Норильске. Когда первый шок, эффект неожиданности прошёл, все необходимые службы приступили к работе в авральном режиме.

Срочно на работу был выведен весь персонал больницы без исключения, в считанные часы подготовлены дополнительные помещения, операционные и процедурные. Директор комбината Борис Иванович Колесников лично контролировал ситуацию. Он дал поручение всем городским службам оказывать содействие потерпевшим и их родственникам по любому вопросу.

По распоряжению директора были организованы спецрейсы, чтобы самолётами срочно доставить в Норильск дополнительные медпрепараты и оборудование. В тот же день были приглашены лучшие профильные специалисты из Красноярска и Москвы, учёные и практики.

Всех пострадавших, прибывших на электричке, встречали машины скорой помощи и доставляли в приёмный покой городской больницы. Там уже вовсю шла работа: первых пациентов уже привезли «частники» на своих автомобилях и сотрудники аэропорта на служебном транспорте.

Читайте также:  Сколько лететь до кипра из москвы прямым рейсом

Норильская городская больница в 1981 году занимала целый квартал в центре города, состояла из множества пятиэтажных корпусов сталинской постройки, где оказывались все медицинские услуги.

Между корпусами было сделаны тёплые галерейные переходы, чтобы больные могли комфортно перемещаться из терапии в хирургию, например, и дальше. Называли весь этот комплекс не иначе, как «больничный городок».

Именно там в первые дни после аварии круглосуточно кипела работа по спасению людей – проводились операции, реанимационные действия, интенсивная терапия.

Несколько суток медики не покидали своих рабочих мест, не спали, а некоторые хирурги даже не присаживались! Такой масштабной, интенсивной и ответственной работы у норильской медицины не было ни до, ни после. И врачи, под руководством Евгения Арсентьевича Климова, выдержали этот экзамен с честью

Больничный городок, рассчитанный на 880 койко-мест, никогда не пустовал. Для почти трёхсоттысячного Норильска этого комплекса было недостаточно, и уже велись разговоры о строительстве за городом новой, более крупной и более современной больницы.

Бывало, что в некоторых отделениях больные лежали и в коридоре… Сейчас трудно представить, как удалось оптимизировать состав больных, чтобы принять пострадавших, но факт остаётся фактом: более 60 человек были сразу размещены в стационаре. Причём размещены они были с образцовым для тех лет комфортом.

Напомним, что ситуация была взята директором комбината под личный контроль, и наверняка поэтому в палатах расположилось всего по четыре человека, на полу появились мягкие коврики, а на тумбочках — цветные телевизоры! Даже у тех, кому вследствие травмы были противопоказаны шум и свет.

Кроме этого силами управления связи в каждой палате был установлен междугородний телефон – фантастическая по тем временам связь. Сейчас в эпоху смартфонов в это уже не верится, но в 1981 году желающим позвонить в другой город надо было записываться заранее и приходить на переговорный пункт в назначенное время.

Кстати, далеко не во все города страны можно было позвонить. Однако пациентам смогли организовать связь с родными в любое время. Питание тоже было организовано образцово и вспоминается до сих пор многими участниками событий.

Кроме финской колбасы и икры, которым в Норильске почти не удивлялись, в меню были свежие овощи и фрукты, что в февральском Заполярье выглядело как волшебство! Это директор «включил» резервы подразделений комбината – Норильскснаба и Норильскторга.

Многие жители города взяли шефство над пациентами, в то время такие инициативы не были редкостью. Совершенно посторонние люди приезжали, привозили домашнюю еду, помогали вставать с постели, были полезны в мелочах. Просто заботились, как о своих близких.

Всех приехавших ухаживать за своими родными из других городов устроили в гостиницы и прикрепили к специальному магазину, в котором можно было приобрести дефицитные продукты для пострадавших.

А когда людей стали выписывать, то каждого полностью обеспечили одеждой, вплоть до перчаток.

Ни одна мелочь не осталась без внимания. Например, задолго до идеи создания современных многофункциональных центров, в Норильске начала работать специально организованная служба.

Там родственники и сами пострадавшие могли решить любые вопросы – юридические, финансовые, личные – всё в одном месте. Даже изготовление цинковых гробов для перевозки тел к местам захоронения комбинат взял на себя.

Было продумано всё, чтобы помочь людям пережить беду.

Как всегда в таких случаях, в Норильске потом долго работали комиссии разных ведомств – в частности, Госавианадзора и Министерства авиации. Комбинат оказывал содействие в работе экспертов.

Нужно было максимально быстро и, главное, точно установить причины авиакатастрофы, чтобы обезопасить жителей промрайона от повторения беды. В очередной раз нужно было вселить уверенность в норильчан, убедится и убедить людей, что катастрофа случайна, а полёты безопасны.

Авиация – главный, а зачастую единственный путь в Норильск, и обеспечить безопасность этого пути – самая важная задача. Иначе нельзя.

Комиссии пришли к выводу, что причиной стали два фактора: конструктивные недоработки самолёта и действия экипажа, конкретно командира Геннадия Николаевича Шилака (погибшего в результате этой аварии).

Впрочем, впоследствии действия экипажа и командира были признаны правильными, но крушение всё равно вошло в авиационные учебники под именем командира корабля, став одной из немногих именных катастроф – «катастрофой Шилака».

Официальное заключение комиссии. Причиной катастрофы является потеря продольной управляемости самолёта на завершающем этапе захода на посадку вследствие:

  • — существенного снижения эффективности руля высоты при его отклонении «на себя» на углы более (20°);
  • — перевода двигателей автоматом тяги на режим, близкий к малому газу;
  • — переднего эксплуатационного положения центровки самолета;
  • — позднего распознавания экипажем аварийной ситуации и в связи с этим несвоевременным принятием решения об уходе на второй круг.

Знаменитый лётчик и публицист В.В. Ершов в книге «Красноярская школа лётного мастерства» пишет:

«Расследование катастрофы показало, что причиной явился отказ автомата тяги, а невозможность ухода на второй круг обусловлена конструктивным недостатком: неэффективностью руля высоты при отклонении его вверх более чем на 20 градусов.

Действия экипажа признаны правильными. Экипаж доверял агрегату и, продолжая пилотировать по глиссаде, ожидал, что автомат сейчас добавит режим. Но железо отказало.

Секунд оказалось достаточно, чтобы громадная тормозящая сила от выпущенных на 45 градусов закрылков энергично уменьшила скорость полёта».

Кроме этого, для норильчан важным стало мнение Игоря Сергеевича Аристова, первого секретаря Горкома КПСС и, что важно, члена комиссии по ликвидации последствий крушения: 

«Это редчайший случай, когда трагические случайности накладываются друг на друга. Потому что экипаж не мог совершить ошибки, они очень были опытные люди. И потом, ещё если бы не оставили строители кучу бетона с правой стороны, по-моему, до полосы там около полукилометра было, самолёт бы спокойно сел».

Несмотря на результаты лётных испытаний, при которых были выявлены конструктивные недостатки самолётов Ту-154Б, спешка с внедрением и началом эксплуатации новых моделей привела к тому, что в конструкторском бюро Туполева не было принято мер по увеличению запаса продольной управляемости авиалайнера, а руководство ГосНИИ ГА попросту не проконтролировало этот момент.

Спустя 22 года после той страшной катастрофы в аэропорту Норильска построили часовню.

Катастрофа Ту-154 в Норильске

 Станислав Стрючков, председатель Клуба исследователей Таймыра (КИТ), член союза журналистов России, Норильск.

Источник: https://goarctic.ru/live/aeroport-alykel-i-katastrofa-shilaka/

Авиакатастрофа Ту-154 под Норильском (1981 год)

Катастрофа Ту-154 в Норильске

Место катастрофы Норильск
Год катастрофы 1981
Модель ВС Ту-154
Оператор ВС Аэрофлот
Рейс Красноярск — Норильск
На борту 167 человек
Погибших 99 человек

Авиакатастрофа Ту-154 под Норильском (1981 год)  — катастрофа, произошедшая 16 ноября 1981 года в аэропорту Норильска с самолетом Ту-154Б-2 компании Аэрофлот, совершавшем рейс 3603 Красноярск – Норильск. При заходе на посадку в аэропорту Норильска лайнер приземлился до полосы и врезался в радиомаяк. В результате катастрофы погибло 99 человек.

События

16 ноября 1981 года авиалайнер Ту-154Б-2 Красноярского авиаотряда готовился к взлету в аэропорту Северный города Красноярск. Взяв на борт 160 пассажиров, в том числе 14 детей самолет приступил к выполнению рейса 3603. В 17:38 по местному времени Ту-154Б-2 взлетел и взял курс на Норильск.

Полет обещал быть вполне комфортным: опытный экипаж из 7 человек с удовольствием пилотировал совершенно новый Ту-154Б-2 – самолет был передан авиакомпании с завода «Авиакор» несколькими месяцами ранее.

Когда самолёт подходил к Норильску, на небе были разорвано-слоистые облака с просветами и нижней границей 120 метров при верхней 300—400 метров, над землёй стояла дымка, а видимость составляла 1200 метров.

Перед снижением экипаж провёл предпосадочную подготовку в полном объёме, а также командир предупредил, что заход на посадку будет осуществлять он сам с включённым автоматом тяги в связи с необходимостью тренировки второго пилота. В ходе тренировки экипаж ошибочно рассчитал, что посадочный вес самолёта будет 78 тонн, но не учёл, что в полете было сэкономлено около 2,3 тонн топлива, что потребует большей скорости при посадке.

На высоте 600 метров и при скорости 400 км/ч был включен автомат тяги, чуть позже скорость была снижена до 370 км/ч при выпуске шасси. До полосы оставалось 12 километров, когда скорость была снижена до 280 км/ч, а затем начался выпуск закрылков до посадочного положения. Фактическая высота полёта была в тот момент не 500, а 435 метров, так как экипаж не учёл температурную поправку.

Через несколько секунд после пересечения расчётной посадочной глиссады, командир дал указание установить на автомате тяги скорость 265 км/ч. Эта скорость соответствовала стандартной посадочной массе самолёта 78 тонн – неверной массе.

Когда Ту-154 вошёл в посадочную глиссаду, его вертикальная скорость сперва возросла 6—7 м/с, а затем снизилась до 4 м/с. Экипаж отклонил нос самолета вниз, что увеличило скорость, а это в свою очередь заставило автоматику снизить тягу двигателей почти на минимум.

Высоту 90 метров авиалайнер прошёл со скоростью 261 км/ч в посадочной конфигурации и посадочном положении, когда диспетчер доложил: «правее 10, на глиссаде».

Вскоре диспетчер передал экипажу «резко не снижайтесь», но ещё до его команды командир увидел, что вертикальная скорость возросла до 7 м/с, а самолёт всё больше опускается ниже глиссады, в связи с чем взял штурвал полностью на себя.

Однако из-за низкой скорости, самолёт не отреагировал на такое действие, а через 4 секунды сработала сигнализация опасного сближения с землёй. Высота полёта составляла 30 метров относительно аэродрома и командир перевел двигатели во взлетный режим.

Через 6 секунд в 19:37 спускающийся с вертикальной скоростью 4—5 м/с Ту-154 на скорости 275 км/ч приземлился на заснеженное поле в 472 метрах от торца ВПП. Из-за высокой скорости, самолёт сразу сильно приподнял нос, ударившись при этом о землю хвостовой частью. Затем в 430 метрах от ВПП авиалайнер врезался правой стороной в восьмиметровую насыпь курсового радиомаяка и развалился.

На месте погибли 79 пассажиров, командир экипажа, второй пилот, штурман и старший бортпроводник. Позже в течение недели в больницах от ран скончались ещё 16 пассажиров, тем самым увеличив общее число жертв до 99.

Расследование авиакатастрофы

По мнению комиссии, у экипажа за 9 секунд до столкновения не было оснований прекращать заход на посадку, а отклонение руля высоты вверх было попыткой снизить вертикальную скорость и задержать самолёт на глиссаде. Лишь при скорости 261—263 км/ч, когда была потеряна управляемость самолёта экипаж принял решение уходить на второй круг.

По данным следственной комиссии, служба перевозок в аэропорту Красноярска допустила следующие нарушения:

  • Номинальная загрузка рассчитывалась исходя из норматива массы одного взрослого пассажира и взрослого ребёнка 75 килограмм, а не 80 и 30 килограмм соответственно, вследствие чего фактический вес был больше указанного в перевозочных документах на 565 килограмм.
  • Четырём пассажирам не выдавались талоны на бесплатную перевозку детей, из-за чего на борту оказались 6 неучтённых маленьких детей, тем самым повысив фактический вес относительно указанного в документах ещё на 120 килограмм.

Так же был выявлен конструктивный недостаток самого самолета.  Ещё при лётных испытаниях самолётов Ту-154Б в 1974—1975 гг. выявилось значительное уменьшение запаса руля высоты, по сравнению с первым Ту-154, который прошёл государственные испытания.

Несмотря на результаты летных испытаний, при которых были выявлены конструктивные недостатки самолётов Ту-154Б, спешка с внедрением и началом эксплуатации новых моделей привела к тому, что в конструкторском бюро Туполева не было принято никаких конструктивных мер по увеличению запаса продольной управляемости авиалайнера, а руководство ГосНИИ ГА попросту не проконтролировало этот момент.

По заключению комиссии причиной катастрофы является потеря продольной управляемости самолета на завершающем этапе захода на посадку вследствие:

  • существенного снижения эффективности руля высоты при его отклонении «на себя» на углы более (-20°);
  • перевода двигателей автоматом тяги на режим, близкий к малому газу;
  • переднего эксплуатационного положения центровки самолета;
  • позднего распознавания экипажем аварийной ситуации и в связи с этим несвоевременного решения об уходе на второй круг.

Источник: http://skyships.ru/?page_id=11941

Траурный день: 9 самых страшных авиакатастроф в Красноярском крае

Сегодня день траура по погибшим пассажирам пассажирского вертолета Ми-8 компании Utair. Напомним, трагедия произошла 4 августа в субботу под Игаркой: погибли 18 человек. В этот траурный день «Проспект Мира» решил напомнить о других крупнейших авиакатастрофах, произошедших на территории региона.

Ли-2, 17 ноября 1942 года, 21 погибший

Во время войны Красноярск стал перевалочной базой, где останавливались на отдых и дозаправку пилоты, перегонявшие с Аляски полученные по ленд-лизу самолеты. Летчикам приходилось работать при сложных погодных условиях на малоизученной местности, поэтому неудивительно, что происходили несчастные случаи. 

Читайте также:  Сколько лететь до греции из нижнего новгорода

Всего за время работы трассы Аляска — Сибирь произошло 44 катастрофы, погибли 114 человек. Больше всего жизней унесло ЧП на красноярском аэродроме 17 ноября 1942 года. Самолет Ли-2, в котором находились пилоты, отравлявшиеся на Дальний Восток, сразу после взлета завалился на левое крыло и рухнул на посадочную полосу с высоты 200 метров. Погиб 21 человек.

my.krskstate

Ил-12, 27 октября 1954 года, 21 погибший

Самолет компании «Аэрофлот» разбился, врезавшись в гору Сивуха. По злой иронии судьбы на борту находились два высокопоставленных чиновника от авиации, летевших в Пекин на конференцию по безопасности авиаперелетов. Помимо них на борту находились еще 11 пассажиров и семь членов экипажа. 

Как выяснилось впоследствии, на протяжении всего полета экипаж получал неверные сведения о своем местонахождении, так как на всех семи точках радиопеленгации, отмечавших полет с земли, в это время находились стажеры, а опытные сотрудники были заняты другими делами. В результате самолет отклонился от курса на несколько сотен километров.

Ту-104, 30 июня 1962 года, 84 погибших

Страшная катастрофа, долгое время остававшаяся крупнейшей в истории советской авиации. Ту-104, выполнявший рейс из Хабаровска в Москву с несколькими пересадками, вылетев из Иркутска, к 16:50 благополучно добрался до точки в 50 километрах от Красноярска, после чего внезапно перестал выходить на связь. 

В 16:53 из динамика раздался крик второго пилота Рахимова «Красноярск, сорок два… триста семьдесят, следите за мной, смотрите за мной!», сопровождающийся шумом и грохотом на заднем фоне. После этого сообщение прервалось.

Борт 902 перешел на экстренное снижение, затем в сваливание, зацепился за верхушки деревьев и упал в 28 километрах от красноярского аэропорта. Погибли 8 членов экипажа и 76 пассажиров, в том числе 14 детей.

Как выяснило следствие, самолет был случайно сбит ракетой, выпущенной на учениях частью ПВО под Маганском.

Википедия

Ту-154Б-2, 16 ноября 1981 года, 99 погибших

Совсем новый самолет Ту-154Б-2 благополучно завершал перелет Красноярск — Норильск. Однако, заходя на посадку, командир экипажа неправильно рассчитал вес самолета, который за счет экономии топлива и неудачной формулы подсчета веса пассажиров оказался гораздо больше, чем предполагал экипаж. 

В результате Ту с выпущенными шасси сел в 472 метрах от взлетно-посадочной полосы и, ударившись об насыпь курсового радиомаяка, развалился на части. На месте погибли командир судна, три члена экипажа и 79 пассажиров, еще 16 человек позже скончались в больнице от травм.

Википедия

ТУ-154, 23 декабря 1984 года, 110 погибших

Самая страшная из катастроф, произошедших в Красноярском крае и унесшая жизнь 110 человек.

Самолет выполнял рейс Красноярск — Иркутск, через три минуты поле взлета на высоте в 2040 метров пассажиры услышали громкий хлопок: это разрушился диск первой ступени компрессора низкого давления в третьем двигателе.

После чего бортинженер доложил о вибрации во втором двигателе. Командир экипажа, видя, что горит табло «Пожар», решил, что горит второй двигатель, и приказал остановить его. 

Вскоре ошибка была обнаружена и экипаж задействовал систему пожаротушения, пытаясь остановить пожар в горящем третьем двигателе, но в суматохе забыли отключить подачу топлива, и пожар только усилился. Вскоре загорелся и второй двигатель.

К этому времени экипаж уже развернул самолет, пытаясь вернуться в Красноярск. Но исправить ситуацию было невозможно, и в 22:15 самолет врезался в землю в трех километрах от аэропорта. В катастрофе чудом выжил один человек — мужчина 27 лет.

Википедия

Ан-12, 12 ноября 1998 года, 13 погибших

Транспортный самолет Ан-12, принадлежавший якутской частной авиакомпании «Вилюй», вылетел с грузом из Красноярска в Мирный. Через четыре минуты после взлета, в условиях сильного снегопада, у самолета отказал двигатель. Борт задел верхушки деревьев, полностью разрушился и сгорел. Все находящиеся на борту погибли. 

При этом груз остался цел: как утверждают очевидцы, кругом валялись целые блоки сигарет LM и «Прима», одежда и обувь, множество батонов колбасы «Славянская» и кусков сала.

rg.ru

Ми-8, 28 апреля 2002 года, 8 погибших

28 апреля 2002 года на Буйбинском перевале вертолет Ми-8 с губернатором Красноярского края Александром Лебедем на борту врезался в опору ЛЭП. Лебедь летел на открытие горнолыжной трассы, вместе с ним на борту находились видные региональные чиновники и красноярские журналисты. 

Погибли восемь человек, в том числе и сам губернатор. По мнению государственной комиссии, причиной катастрофы стала «неудовлетворительная подготовка экипажа к выполнению полета».

МЧС

АН-24, 3 августа 2010 года, 12 погибших

Самолет компании «Катэкавиа», совершавший рейс по маршруту Красноярск — Игарка, рухнул в 700 метрах от взлетно-посадочной полосы игарского аэропорта. Как показало расследование, самолет зацепился за деревья при посадке. 

От удара об землю и случившегося затем пожара погибли все 11 пассажиров и один из членов экипажа. Еще трем членам экипажа удалось выжить.

РИА Новости

Ми-8, 26 ноября 2015 года, 10 погибших

И, наконец, совсем недавняя авиакатастрофа, по ужаса похожая на нынешнюю. Снова Игарка, вахтовики-нефтяники, Ми-8 — и снова падение сразу после взлета. Только жертв могло быть гораздо больше — на борту летело 26 человек. Погибли 10, включая членов экипажа.

Катастрофа Ту-154 в Норильске

фото: ЧП Красноярск

Источник: https://prmira.ru/article/traurnyij-den-vosem-samyih-strashnyih-aviakatastrof-v-krasnoyarskom-krae-/

«Я пропиталась запахом крови»: 38 лет назад в Норильске разбился самолет. Воспоминания очевидцев

Обломки упавшего самолета 

источник неизвестен 

16 ноября 1981 года самолет, выполняющий рейс SU-3603, вылетел из аэропорта Красноярск-Северный в Норильск.

Когда авиалайнер Ту-154Б авиакомпании «Аэрофлот» заходил на посадку, он потерял высоту и приземлился на взлетное поле до ВПП, после чего врезался в насыпь курсового радиомаяка и разрушился.

В результате этой катастрофы погибли 99 человек, но так уж вышло, что вспоминают о ней крайне редко — небольшая статья в «Википедии», пара старых сюжетов и обрывочные записи на сайтах, посвященных авиации.

Что известно об авиакатастрофе? Когда самолет заходил на посадку, над землей стояла дымка, перед снижением экипаж провел предпосадочную подготовку в полном объеме, командир предупредил, что заход на посадку будет осуществлять он сам с включённым автоматом тяги в связи с необходимостью тренировки второго пилота. Однако посадочный вес был рассчитан неверно, самолет был перегружен более чем на 2000 килограммов. В результате манипуляций с учетом этих расчетов экипаж зашел на посадку на расстоянии к ВПП меньше, чем это было необходимо. Ниже была и посадочная скорость самолета, но во время приземления она непроизвольно набралась, и в итоге самолет приподнял нос, ударившись о землю хвостом. В 430 метрах от ВПП авиалайнер врезался в восьмиметровую насыпь курсового маяка и полностью разрушился. Обломки разбросало на сотни метров от места происшествия.

79 человек и 4 члена экипажа, в том числе КВС, второй пилот, штурман и старший бортпроводник погибли на месте. Потом за неделю в больницах от ран скончались еще 16 человек. 68 человек выжили. 

Мы смогли найти тех, кто выжил, но вспоминать эту историю мало кто хочет, однако свою версию случившегося рассказали их родные. Поделилась воспоминаниями с нами и медсестра, которая в тот роковой день дежурила в аэропорту. Мы приводим их воспоминания в нашем сегодняшнем материале.

Самолет вылетал из аэропорта Красноярск-Северный, где сейчас находится автовокзал 

«Исторический Красноярск»

Елена Тихонова

— Меня до сих пор потряхивает, когда я вспоминаю эту историю. Мне было где-то лет 25, тогда я только начинала работать, но на смене уже оставалась одна в здравпункте. Обычно медсанчасть работает до 4 часов вечера, врачи разъезжались, а на месте оставались фельдшера. Мы проводили предполетный и пересменный медосмотр, то есть выпускали пилотов, осматривали диспетчеров и водителей.

В тот день смена у меня шла как обычно, хотя в конце рабочего дня я почувствовала тревогу. Я почему-то чуть заранее поставила кипятить шприцы (одноразовых тогда не было).

А еще в то время у нас был генеральным директором авиаотряда такой человек (фамилия у него — Масловский), который часто проводил аварийно-спасательные учения и часто — в мою смену.

Я такой человек, который всё делает по протоколу, как будто учебная тревога — настоящая. Поэтому у меня на случай ЧП всё было готово.

Вечерней электрички всё не было, смена кончалась, и тут звонок — упала «тушка». Я подумала, что это тревога, но никто не мог сказать, что случилось на самом деле, и я начала действовать, как и должна была — по протоколу.

Я схватила чемодан и побежала на поле. Из-за холода нельзя было сделать инъекции, поэтому ждали вертолеты, они прилетели быстро — сразу два, увезли самых тяжело раненных. Остальных повезли в город электричкой.

Прибежали солдаты, чтобы помогать людям, сильно пахло керосином.

Елена Тихонова в молодости 

предоставлено Еленой Тихоновой

Людей завели в накопитель, мы начали оказывать им первую помощь, давали обезболивающее, сортировали по степени тяжести. На тот момент состояние было такое, что бояться или переживать я не могла, делала всё по схеме, как робот. Особо запомнила, как сидит мужчина — на тот момент я решила, что это командир (КВС погиб. — Прим. ред.), — я подхожу к нему помочь, а он: «Дочка», иди к ним».

Потом раненых начали грузить в электричку, помогали солдаты. Рядом сложили тела погибших, я подошла и увидела перед глазами, как среди этой горы трупов лежит девочка: белая коса до пола и голубой бант. Лет 15 на вид. Эта картина всё еще стоит перед глазами.

Живых затолкали в электричку, она поехала до города без остановок, время в пути составило минут 40, хотя обычно шла раза в два дольше. Главврач горбольницы зашел в вагон с ранеными и помог погрузить людей в скорые. Всех быстро увезли.

Мне казалось, что я вся пропиталась этим каким-то непонятным запахом: крови, керосина и чего-то еще. Потом уже вызвали в горисполком, начали расспрашивать, что там было, грамоту почему-то дали санитарному врачу, а мне ничего не дали, хотя я одна из первых медработников была на поле. Всё еще немного обидно.

Елена Тихонова на аэродроме 

предоставлено Еленой Тихоновой

Алла В., в авиакатастрофе пострадал ее двоюродный брат

— Мой двоюродный брат учился на первом курсе Красноярского университета и играл в баскетбольной команде. Поэтому на ноябрьские праздники не смог приехать в Норильск на каникулы и сообщил, что прилетит 18 ноября.

А 17 случилась эта трагедия, но мы были уверены, что Иван прилетит 18-го. Вечером к нам в дверь на улице Богдана Хмельницкого, 10 позвонила молодая девушка и сообщила, что Иван в больнице, что он был на этом самолете.

Что у него сотрясение мозга какой-то степени, ожоги тела какой-то степени, но он жив и с ним всё в порядке.

Никогда не забуду то раннее утро следующего дня, когда я в полубессознательном состоянии шла в больницу: вход, длинный коридор. Уткнулась в списки, а там: скальпированный человек, ребенок скончался и прочее. Страшно стало до жути, что же с нашим Иваном.

Посетить его можно было в этот же день, но позже. И мы поехали в Талнах подготавливать к такому известию его мать. В этот же день мы его увидели, а через 15 дней его выписали, как оказалось, со сломанным ребром.

С тех пор при любой возможности он старается пользоваться ж/д транспортом в поездках по материку.

Со слов Вани всё происходило, как всегда: «Наш самолет производит посадку в аэропорту города Норильска». Народ у нас нетерпеливый всегда и стал вставать, доставать одежду. Очнулся уже на взлетном поле, на морозе. На нем не было ботинок, шапки, пальто расстегнуто.

Его прижало крылом, и с крыла на него капало топливо. Увидел вокруг обломки самолета, стал замерзать, увидел, что идут мужики, стал их звать, они попытались его вытащить — не получается, хотели уже бросить. Оказалось, что он прижат крылом. Вытащили. Посадили их в автобус. Автобус долго ехал до города.

Читайте также:  Авиакомпания ангара: официальный сайт, отзывы

Не доехав чуть до больницы, автобус сломался. Иван чувствовал, что замерзает, и пошел пешком. Сам зашел в отделение, его положили на носилки, он предупредил врачей, что еще будут пострадавшие. В больнице ему дали чаю. Это всех удивило. Об этом даже в газете к какой-то годовщине катастрофы писали.

Потом он потерял сознание и всего этого не помнит. Потом всё это ему рассказал врач.

Аэропорт Алыкель, наши дни 

aeroport-norilsk.ru

Нэлли Кузнецова-Лонгинова, ее отец работал в Норильском авиаотряде

— Мой отец Лонгинов Юрий Михайлович 38 лет отработал в Норильском авиаотряде (он так тогда назывался) авиатехником на авиационно-технической базе. В ночь катастрофы отец был на смене.

Когда катастрофа уже произошла и он оказался на месте происшествия, отец схватил двух детишек и побежал с ними в здание аэропорта, в медпункт. Детишки были травмированы. Передал их медсестре смены и снова побежал к самолету. В медпункт еще стали заносить детей.

Вызывались машины скорой помощи. Кресла все были перекорежены. Там лежали покалеченные люди.

Были и совсем удивительные случаи. Отец увидел на снегу голову с открытыми глазами. Подошел ближе: живая голова. Вытащили мужчину из снега. Его вот так закинуло в сугроб. На тот момент его осмотрели, и он сказал, что сильно ушиб коленку и толком ничего не понял.

Когда приземлились, мужчина встал с кресла и потянулся за шапкой к полке. Встал раньше времени. В этот момент самолет, вероятно, задел крылом насыпной бруствер. Именно тогда и началась эта мясорубка, и мужчину выкинуло из самолета в сугроб. Его отправили в больницу.

Источник: https://ngs24.ru/news/more/66350428/

Авиакатастрофа Ту-154Б2 авиакомпании Аэрофлот в Норильске в 1981 году

Skip to content

…В Красноярске в этот вечер была очень хорошая погода: пушистый снег, легкий морозец. Я заканчивала свои домашние дела, когда в окно постучали. Так мама моей подруги обычно, возвращаясь со смены в аэропорту, звала меня на улицу. Накинув шубку, выскочила в эту зимнюю сказку.

Тогда я еще не знала, что, открывая дверь подъезда, пересекаю роковую границу между «до» и «после».

— Наташа, — осторожно начала она, — отец в Норильск улетел? Кто командир, знаешь?
Я растерялась, пытаясь вспомнить сегодняшние папины разговоры по телефону.

Дело в том, что дома было негласное правило — никогда не спрашивать куда, когда, надолго ли летит папа. Это было плохой приметой, и, если хочешь все узнать, спрашивай заранее, но не в день полета.

— Кажется… в Норильск, — неуверенно сказала я, — кажется… Шилак?
— Самолет упал в Норильске, говорят, экипаж погиб, — тревожные глаза Галины Николаевны, — конечно, ничего не известно точно, но…

Это был вечер 16 ноября 1981 года.

В аэропорту Алыкель, как обычно по расписанию, ждали прибытия рейса из Красноярска.

Правда, по погодным условиям Норильска рейс несколько раз задерживали: вылететь должны были в 11 утра, а получилось только после 17 часов, когда, наконец, установилась в Заполярье летная погода — видимость 1200, температура наружного воздуха — 25 градусов, ветер — 3 м/сек, Ту-154 N 85480 поднялся в ночное небо. Через один час пятьдесят минут бортпроводница Тамара Абелева, объявив посадку, предложила пристегнуть ремни.

Для пассажиров окончание полета было большой радостью. Еще бы, столько часов ожидания. В салоне самолета все оживленно готовились к посадке: одни заранее одевались, другие пытались рассмотреть в черном иллюминаторе знакомый пейзаж. Проводники заняли свои места. Тамара, много раз летавшая этим рейсом, увидела знакомые огни и сказала Алексею: «Ну, вот и прилетели…».

В кабине тоже шла работа — готовились к посадке. Все как обычно, вышли на связь с землей, начали снижаться…
Выписка из радиообмена между экипажем ВС (воздушного судна) 85480 и диспетчером ПДП аэропорта Норильск:
— Диспетчер: Дальний привод, 480, на глиссаде, правее 20.

— Второй пилот: 480, понял.
— Диспетчер: Снижайтесь. Выше глиссады, 480. Удаление 3, правее 10.
— Диспетчер: Выше глиссады 20 м, 480, правее 10.
— Второй пилот: 480, понял.
— Диспетчер: Удаление 2, правее 20.
— Диспетчер: Правее 10, на глиссаде.

— Диспетчер: Резко не снижайтесь, ниже 10.
— Штурман: Оценка-а-а!
— Командир ВС: Держать по приборам.
— Штурман: Решение!
— Диспетчер: Без снижения! Без снижения следуйте, 480, прекратите снижение!
— Второй пилот: П…ц!
— Командир ВС: Всем взлетный!
— Б/механик: Взлетный.

— Диспетчер: На второй круг уходите!

— Командир ВС: Убрать шасси! П…ц нам.

Норильский диспетчер кричал: «Без снижения! Прекратите снижение! На второй круг уходите!» А машина не слушалась, и люди ничего не могли с ней поделать… До земли оставалось меньше ста метров…

Авиакатастрофа произошла в 19.30. Самолет Ту-154Б2 бортовой номер СССР-85480, не долетев до посадочной полосы несколько сот метров, приземлился на мерзлый грунт…
От удара машина, которую понесло к бетонке, стала рассыпаться: сначала крылья, второй салон, потом первый, и кабина, переворачиваясь и ударяясь о землю, двигалась еще почти 300 метров…

Прошло двадцать лет со дня трагедии в заполярном городе. Это немалый срок для человеческой памяти, но забыть об этой беде невозможно и не хочется.

Мой отец, Захаров Юрий Павлович, был бортинженером на этом рейсе. Из экипажа, который состоял из семи человек, судьба уберегла троих. Бортинженера и двух бортпроводников, Тамару Абелеву и Алексея Басловяка.

На борту было 172 человека, около 100 человек погибли под обломками, несколько человек умерли уже в больнице от тяжелейших травм. Папу спасло то, что за несколько секунд до катастрофы он отстегнул ремень безопасности и привстал, наклонившись к командиру.

Тамару и Алексея, видимо выбросило от удара, как и пассажиров-норильчан Лену и ее мужа Жору. Они возвращались из заграничного отпуска, который провели в Германии.

Очень жаль, что не знаю ни одной фамилии тех людей, которые первыми оказались у места трагедия и начали спасательные работы. Знаю, что это и медики, и аварийно-спасательная служба, и пограничники, и экипаж только что приземлившегося Ан-12 и других машин, и каждый, кто мог покинуть свое рабочее место.

Что там было страшно, понятно каждому. Но только те, кто бывал в Норильске зимой, может понять и представить, как было холодно и трудно. Норильский ветер пронизывает буквально до костей.

Раненых грузили в электричку, которая в обычное время доставляет пассажиров в аэропорт и обратно в город, и в автомобильный транспорт, и везли, как только могли быстро, в город.

Я не знаю, к моему великому сожалению, чьи руки поднимали моего отца, кто нес его в электропоезд, как и многих других пострадавших.

И благодарна безмерно и навсегда тем, кто нашел его и других в темноте морозной ночи, не побоявшись крови и боли…
Всех пострадавших доставляли в Норильскую горбольницу.

По воспоминаниям Тамары Абелевой одна из медсестер, принимавшая больных в ту ночь, рассказывала позже: «Страшно было, как в войну».

Возвращение в сознание для Тамары было мучительным. Она не могла понять, почему оказалась в больнице, почему не может двигаться и глотать самостоятельно.

А в памяти рождалась четкая картинка: рейс завершился благополучно, вернулись в Красноярск, она закончила все дела, сдала аптечку, собралась домой. Дальше был провал, и память вела ее по новому кругу.

Почему она лежит здесь, что за люди вокруг, зачем они задают этот вопрос: знает ли она, что произошло? Надо вспомнить… «Да, прилетели домой, все сдала, и аптечку тоже». Это теперь Тома смеется: «Далась мне эта аптечка».

Несколько дней врачи боролись за жизнь Тамары. И, как потом рассказывали родные, она была на грани между жизнью и смертью несколько суток. Врач в реанимации предупредил, что если не очнется к вечеру, то надежды больше не будет. Она очнулась.

А когда из реанимации увозили на каталке в хирургию, то реаниматологи шутили: «Чтобы прощаться пришла к нам на своих ногах», — и Тамара обещала. Она честно выполнила обещание. Перед выпиской, еще медленно и неуверенно спустилась на первый этаж и, постучав, робко заглянула за дверь с надписью «Посторонним вход воспрещен».

Перед зеркалом стоял незнакомый мужчина: «Вы к кому?», — спросил, не оборачиваясь. «Да я уезжаю, с девочками пришла попрощаться», — смутилась Тамара. Мужчина обернулся к ней и строго спросил: «А почему это только с девочками?» Это был зав. отделением реанимации Батурин, спасавший ее жизнь.

Обняв Тому за плечи, повел в ординаторскую. «Вот, смотрите, ради чего мы работаем», — сказал он коллегам.

В больнице Тамара подружилась с уцелевшими норильчанами — Леной и Жорой. У молодой женщины был тяжелый перелом бедра, состояние ее мужа было немного легче. Но эту семью волновала и другая проблема — Лена была на пятом месяце беременности.

Врачи очень опасались последствий, но, к великому счастью, ребенок родился благополучно и вполне здоровенький. Сейчас Антону девятнадцать лет.

Правда, после отъезда этой семьи несколько лет назад из Норильска на материк Тамара связь с ними потеряла.

А папа помнит, что пришел в сознание, совсем ненадолго, в электричке. Потом уже в больнице. Как записано в истории болезни, при поступлении общее состояние больного тяжелое. Несколько дней в реанимации.

Позже ему рассказывали, как он в бреду приглашал врачей и медсестер танцевать. В выписке из истории болезни это тоже зафиксировано.

Как любой документ, это — строгая констатация фактов сухим профессиональным языком.

В каждой палате был установлен междугородний телефон, так что связаться с родными пациенты могли в любое время.
У каждого пациента был свои шефы из жителей города. Совершенно посторонние люди приезжали, привозили домашнюю еду, помогали вставать с постели, заботились о мелочах.

Просто заботились как о своих близких. Всех, приехавших ухаживать за родными, устроили в гостиницы и прикрепили к специальному магазину, в котором можно было приобрести продукты для пострадавших.

А когда людей стали выписывать, то каждого полностью обеспечили одеждой, вплоть до перчаток.

В Норильск прибыли известные специалисты из Красноярска и Москвы. Это профессор Дралюк Нина Семеновна, ст. научный сотрудник института им. Бурденко Шевелев И.М., ст. научный сотрудник ВКНЦ Богославский В.А.

, а также норильские врачи — лечащий врач Широков, зав. Матюха Алексей Михайлович, врач-хирург Р. Ершова — эти имена указаны в выписке из истории болезни папы.

Этим людям и всем, кого я не могу назвать потому, что не знаю их имен, кланяюсь низко за спасение пострадавших в авиакатастрофе.

Добрая память экипажу, который по заключению прокуратуры РСФСР от 14 августа 1984 года признан полностью невиновным в этом происшествии.
Вот их имена:

Командир корабля Шилак Геннадий Николаевич. Заслуженный пилот СССР. Летал он на разных типах самолетов. В Бугурусланском училище — на ПО-2. После его окончания, вернувшись в Красноярск, вторым пилотом ЛИ-2, затем командиром. Позже переучился на Ил-18. Когда стал командиром, то первый самостоятельный рейс выполнил в Норильск. Затем снова учеба и работа командиром Ту-154.

Второй пилот Алейников Александр Иванович, летчик с огромным опытом. Начинал в Енисейске с Ан-2, затем работал на Ил-14, Ил-18, Ту-154.

Штурман Карелин Андрей Владимирович в 1977 году окончил Ленинградскую академию гражданской авиации. Работу в Красноярском авиаотряде начинал в должности штурмана Ил-18, а в 1981 году переучился на Ту-154.

Бортпроводник Княжев Геннадий Федорович. Увы, я ничего не знаю о нем, кроме того, что было ему 27 лет, и у него была семья.

Каждый год 16 октября наша семья собирается на второй день рождения Юрия Павловича Захарова, моего дорогого папы. Тамару Михайловну Абелеву в этот день тоже всегда поздравляют ее семья и девчонки, коллеги по летной работе. К сожалению, я не смогла встретиться с Алексеем Басловяком, но знаю, что он по-прежнему связан с авиацией — работает в аэропорту.

В статье использованы материалы:
Информация: Браткова Наталья, Очевидец, Yarsk.ru

Cont.ws

На фото изображен самолет с другим бортовым номером.

Источник: http://www.posadki.net/aviakatastrofa-tu-154b2-aviakompanii-aeroflot-v-norilske-v-1981-godu/

Ссылка на основную публикацию